Преследуя Брейгеля

Вы полагаете, что квест — изобретение новейшей истории? Вовсе нет. Квесты в каких-то своих вариациях существовали всегда, хотя бы потому, что человеческой натуре свойственно терять и находить, обретать и снова упускать ниточку… И опять искать, испытывая щекочущее чувство, знакомое всем любознательным. Без особой натяжки одними из первых зафиксированных квестов можно назвать работы великого сына Нидерландов Питера Брейгеля.

«Свадебный танец» и «Падение Икара»

Преследуя Брейгеля_foto Преследуя Брейгеля_foto

Возьмите любое его живописное полотно, и оно предложит вам массу загадок. К примеру, «Свадебный танец». Первое естественное желание — найти в безрадостно танцующей толпе крестьян молодую счастливую невесту. И вы пойдете по ложному следу, если станете искать хрупкую девушку в белом платье. Ищите пышнотелую уставшую женщину с копной нечесаных рыжих волос и в черном платье — не ошибетесь. Или картина «Падение Икара» — на ней всего три персонажа, столь прозаического характера — пахарь, пастух и рыбак, — что трудно заподозрить в одном из них символ безрассудства и мечтательности. Нужно приложить некоторые усилия, чтобы увидеть героя древнегреческого мифа, точнее, две его ноги, нелепо торчащие над морской гладью, стремящиеся бесславно утонуть вместе с несбыточной мечтой. Загадок у Брейгеля не счесть. Разгадывая их, мы читаем энциклопедию Фландрии, какой она была 400 лет назад. Но чтобы узнать Фландрию современную, можно опять же воспользоваться методом Брейгеля, самим расставить для себя ловушки и, вскрывая их, шаг за шагом узнавать эту дивную страну. А маячком для нас будет все тот же Брейгель.

Дом Брейгеля

Ищем его в Брюсселе. Вот вам подсказка: дом из бурого кирпича со ступенчатым щипцом на макушке. Подвох в том, что таких домов в Брюсселе девяносто девять из ста. Сами жители Фландрии говорят про себя так: мы рождаемся с кирпичом в желудке — чем хотят поведать о своей страсти к возведению уютных симпатичных домиков. Дом №132 по улице От узнать среди десятков домов-близнецов, сросшихся в единый фасад, не просто: в качестве приметы — потертая памятная табличка, установленная в 1925 году в связи с 400-летием художника. Дом планировали превратить в музей Брейгеля, и одной из фишек должна была стать интерактивная инсталляция, открывающая из окон жизнь улицы, какой ее мог видеть сам художник. Но сегодня его двери заколочены, отчего он выглядит несколько инфернально — не заперты ли там «мятежные ангелы», персонажи одного из полотен знаменитого обитателя дома, которое вы можете увидеть в Королевском музее изящных искусств Брюсселя?

«Битва Масленицы и Поста» и «Сбор урожая»

Преследуя Брейгеля_foto Преследуя Брейгеля_foto

Герои картин Брейгеля — как персонажи пластилиновых мультфильмов: того и гляди оживут и высыплются горохом за пределы рам, продолжая стричь овец, потрошить кур, ловить змей, играть в карты, воровать и заниматься прочими обыденностями. Так, собственно, и случилось: десяток героев с многолюдных брейгелевских картин оказались в центре Брюсселя в виде скульптур. Стоит отыскать их, обойдя исторический центр, и можно смело говорить, что топография города вами освоена. Итак, кого ищем? Самые известные скульптуры венчают питьевые фонтанчики. «Три слепца», сошедшие с картины «Притча о слепых», «Качели» — сюжет полотна «Детские игры», «Трио» с картины «Битва Масленицы и Поста», герои картины «Сбор урожая» — мальчишки с кувшином молока и буханкой хлеба, обезьяна — неизменный персонаж многих работ Брейгеля, дети, качающиеся на бочке — все с тех же «Детских игр». Отыскав их в городе, пройдите обратный квест и вновь найдите эти неуклюжие фигурки, только теперь у самого Брейгеля — не с каждым сюжетом это удастся с лету.

«Детские игры» и «Притча о слепых»

Преследуя Брейгеля_foto Преследуя Брейгеля_foto

Есть, пить, стряпать, жарить — герои Брейгеля делают это истинно по-крестьянски, исступленно и зло. Его сюжеты о еде не назовешь гастрономическими, это истории о насыщении. Хлеб и вода, каша и молоко, потроха и пиво — казалось бы, каких гурманских удовольствий, связанных с Брейгелем, искать в современной Фландрии? Но если эта задачка есть в нашем квесте, то есть и решение. Наша дорога лежит в Бокрейк — городок в провинции Лимбург, название которой в нас откликается вкусной строчкой Пушкина из «Евгения Онегина»: «…И Страсбурга пирог нетленный / Меж сыром лимбургским живым / И ананасом золотым». Но мы в Бокрейк не за сыром. В этнографическом музее под открытым небом, исследовав старые крестьянские хижины, свезенные со всей Фландрии, прокатившись в телеге, запряженной тягловой арденской лошадью, покормив лебедей и умилившись малышам, словно представляющим вживую картину Брейгеля «Детские игры», усаживайтесь на скамейку за длинным дощатым столом в одном из кафе и выбирайте правильные блюда — приготовленные по рецептам XVI века. Это будет каша из зерен сорного злака, который шел на корм скоту и на стол крестьянам. Щедро сдобренное сливочным маслом и приправленное опятами, это бельгийское «ризотто» заставит переосмыслить ваши представления о крестьянской кухне как об убогой и примитивной. И обязательно попробуйте вафли на закваске: эти нежные сахарные оладьи, начиненные печеным яблочком, заставляют умолкнуть и замереть, чтобы упиться минутой сладкого счастья. На этом «преследование» Брейгеля отнюдь не заканчивается. Самое интересное происходит в галереях Бельгии. Влияние его на современное бельгийское искусство слишком очевидно, чтобы этого не заметить, но чтобы увидеть брейгелевские мотивы в авангардных работах начала ХХ века или экстремальных идеях бельгийских концептуалистов, нужно обладать некоторой смелостью, которая приходит вместе со знанием предмета. А посему смотрите Брейгеля и путешествуйте по Фландрии!

Автор: Ксения Николаева

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже