Космос Сергея Рязанского

Из космоса границ не видно, все границы — в наших головах. И не поспоришь, особенно если это утверждает летчик-космонавт, Герой Российской Федерации, первый в мире ученый — командир космического корабля Сергей Рязанский. За два своих полета он провел на МКС почти год, 4 раза выходил на орбиту и находился в открытом космосе более 8 часов непрерывно, что стало одним из самых продолжительных опытов за всю историю советской и российской космонавтики. В этом интервью — о пользе отсутствия гравитации, межгалактических путешествиях и важности сплочения человечества.
Космос Сергея Рязанского_foto

— Сергей Николаевич, помните свои первые впечатления от увиденной из иллюминатора космического корабля Земли? 

— Такое, конечно, не забывается. Первое впечатление — полный восторг и непонимание, над чем пролетаем в данный момент. Однако недели через две ты уже по цвету песка понимаешь, где именно находишься. Вскоре привыкаешь, что каждые 45 минут случается то восход солнца, то закат, то восход луны, то ее закат. Привыкаешь к невообразимой красоте планеты, но не перестаешь ею восхищаться и любоваться.

— Нашли ли вы ответы на собственные затаенные вопросы там, на просторах Вселенной?

— Космонавты достаточно приземленные люди. Никаких ответов на вопросы из разряда «Существуют ли иные формы жизни?» я не искал, просто хотел добиться поставленной цели — отправиться на МКС (Международную космическую станцию). С космонавтикой меня связал случай, это не было мечтой детства, и я не грезил о планетах и галактиках. После того, как все сложилось, понял: границ нет. Ни в космосе, ни в возможностях. Важны только воля, стремление и вера в идею. Я — ученый-биолог, дипломированный специалист, окончивший биологический факультет МГУ, работал в научном институте. В 1990-е, достаточно непростые для нашей страны времена, искал возможности подработки. И мне посчастливилось найти такую по месту своей основной трудовой занятости. Я стал испытателем космической техники. За это неплохо платили, работа была очень интересной. И когда Российская академия наук решила набрать ученых в отряд космонавтов, то первым делом они прошлись по списку испытателей-добровольцев, людей, которые уже прошли медкомиссию и имели необходимые знания и навыки для участия в космической экспедиции. Меня вызвали в Центр подготовки, дали лист бумаги и сказали: «Сергей, пиши заявление, ты летишь в космос».

Космос Сергея Рязанского_foto

— МКС рассчитана всего на 6 мест, а желающих попасть на них — тысячи, если не больше. Вам представился исключительно редкий шанс. Это ли не везение?

— От момента подписания заявления до набора, который проходит не регулярно, а под конкретные проекты, прошло два года. А от момента, как меня зачислили в список кандидатов, до самого полета прошло еще 10 лет. Будущие космонавты могут ждать своей очереди по 10—12 лет, а то и больше. В этой сфере не действуют никакие преференции, наличие связей, «правильные» знакомства. Если ты не подходишь по требованиям, никто не будет тратить на тебя время и государственные деньги. Значение имеет успешная учеба в соответствующем вузе, трудоспособность, физиологические данные, психоэмоциональная стабильность, необходимо быть универсальным специалистом — отлично разбираться в медицине, технике, программировании, науке, пилотировании. Это важно в случае нештатной ситуации — на МКС действует жесткое правило взаимозаменяемости, у нас у всех одинаковый набор знаний, и если кто-то по каким-то причинам не может выполнить свою работу, коллега должен прийти на помощь. Вы знаете, что толщина стенки космической станции составляет всего полтора миллиметра? Но члены экипажа на МКС не испытывают паники: мы все знаем, что делать, если что-то пошло не по плану. Чиним, исправляем, затем спокойно залетаем в спальню, привязываем свои спальные мешки к стене и предаемся сну.   

 

Космос Сергея Рязанского_foto

— Кстати, о внештатных ситуациях. Фраза «Хьюстон, у нас проблема» стала мемом. Почему в российской космонавтике не прижилась никакая подобная формулировка? С трудностями сталкиваются только зарубежные астронавты, а российские космонавты решают проблемы самостоятельно?

— Фразу действительно растиражировали. Но в ней есть доля правды. У космонавтов практикуется такая штука, как разбор полетов, когда после экспедиции мы собираемся и прорабатываем все ситуации, складывавшиеся во время пребывания на МКС. Однажды при очередном разборе полетов коллега-астронавт из США отметил: «Вот вы обсуждаете возможность полететь на Марс. Русские полетят точно, а мы — вряд ли». Начальник НАСА возмутился: «Почему?!» На это последовало пояснение: «Когда возникает та или иная проблема, мы, астронавты, не имеем право решить ее самостоятельно на станции, мы должны связаться со специалистами на Земле. У русских космонавтов в этом плане больше автономности. А если на Марсе будет плохая связь? Как быть астронавтам без Хьюстона?» На самом деле, так сложилось исторически, когда связь на станции «Мир» осуществлялась не через спутники, а благодаря наземным комплексам. Связь была редкая и короткая. И готовили советских космонавтов как автономных профессионалов, способных самостоятельно принимать решения во время нештатной ситуации. Докладывали о ней и способе ее решения уже после. Российские космонавты действительно могут решить любую техническую проблему на борту без помощи сотрудников Центра управления.

Космос Сергея Рязанского_foto

В 2017 году произошел первый полет в истории российской космонавтики, руководил которым ученый — вы. Если я не ошибаюсь, на счету того космического путешествия числились свыше 200 научных экспериментов. Расскажите, какие открытия были сделаны?

— Основная задача МСК — проведение исследований по медицине, биологии, физике, химии и другим сферам науки в условиях низкой гравитации. К сожалению, мы не всегда знаем результаты экспериментов. Анализ полученных сведений проводится на земле, он занимает время, иногда годы, и космонавтам могут не сообщать об итогах. Но что касается революционных открытий, мы, конечно, в курсе. Приведу пример. Наша отечественная компания отправила в космос первый в мире 3D-биопринтер. На Земле убрать вектор гравитации нереально, а в космосе благодаря этой возможности удалось напечатать орган из клеток пациента для последующей трансплантации. Уже успешно «напечатали» щитовидную железу и хрящ. Открытия совершаются далеко не всегда. Часто проводятся важные, но не революционные исследования, которые позволяют осуществить эту самую революцию позднее. Рабочий день космонавта на МКС может длиться до 26 часов с перерывами на обед, отдых, занятия спортом. Кстати, про спорт. Каждый член экипажа обязан посвящать физическим нагрузкам минимум два часа в день: упражняться на беговой дорожке, заниматься либо на силовом тренажере, либо на велотренажере, который крутится и руками, и ногами. Понятие выходных на МКС условно. Они выпадают на субботу и воскресенье, но даже в эти дни ты живешь по графику. Раз в неделю разрешается пообщаться при помощи видеосвязи с родными — на это отводится минут 30—45.

Космос Сергея Рязанского_foto

— Знания и навыки, полученные на околоземной орбите, помогают вам в жизни реальной — сегодня вы успешный мотивационный спикер. Чему земные управленцы могут научиться у командира космического экипажа?

— С теми проблемами, которые есть в нашей будничной наземной жизни, приходится сталкиваться и в космосе. Правда, в космосе они приобретают более важное значение, потому что от умения справиться с той или иной трудностью, по сути, зависит жизнь всех членов экипажа, и счет времени может идти на доли секунды. На МКС ты работаешь в команде, которую не сам подбирал, и здесь от каждого из незнакомых тебе людей напрямую зависит тот факт, вернешься ли ты домой. Поэтому и выстраивать взаимоотношения следует правильно. Требуются навыки решения конфликтов, поддержание позитивной дружественной атмосферы в коллективе, который состоит из индивидуальностей, людей разных культур и национальностей, с разным чувством юмора. Любимая фраза моего командира, которую позднее я в этом же статусе стал повторять своим  ребятам: «Все будет не так». Расписанный по минутам полет все равно пойдет не по плану, и к этому морально стоит быть готовым. В бизнесе то же самое — все просчитаешь, но на практике найдутся огрехи и от тебя потребуется умение ориентироваться по ситуации. Друзья шутят: «У нормальных людей есть план А и план Б. А у Рязанского есть план А, Б, В и далее по алфавиту».

 

Космос Сергея Рязанского_foto

— Сергей Николаевич, о чем вы мечтаете сегодня и способны ли рядовые земные путешествия вас удивить?

— Как раз после того, что я видел, мой виш-лист с местами, побывать в которых я мечтаю, увеличился раз в триста. Реализовал идею побывать на Камчатке — любовался ею из космоса и смог оценить всю прелесть полуострова на Земле. Трижды! И детей туда свозил, и всем очень рекомендую съездить. Мне близко разнообразие в путешествиях: люблю ходить пешком, в горы — был на Килиманджаро, Эльбрусе, вулкане Орисабо в Мексике, под парусом. Недавно получил капитанские яхтенные права, обожаю сплавы, рафтинг, байдарки, туризм в палатках. Люблю все виды путешествий, кроме возлежания на шезлонге у кромки моря. Это тоже допускаю, но чтобы всегда была возможность после солнечных ванн устремиться на поиски новых приключений.

— А к космическому туризму как относитесь?

— Думаю, каждый человек должен иметь шанс полететь в космос, посмотреть, как оно там. И я очень рад, что в мире появляется все больше частных компаний, которые делают свои корабли, развивают космическую технику для доставки человека в космос. Это привносит в отрасль второе дыхание. Вполне допускаю, что появятся космические гостиницы и вместе с этим будут развиваться коммерческие космические лаборатории. И тогда мы сможем сконцентрироваться на других научных проектах — вернуться на Луну, полететь на Марс. Технически это реально. Вопрос лишь в финансировании. И здесь важно сотрудничество всех стран, мы должны в этом вопросе мыслить заодно, а не как представители отдельно взятых государств.

Космос Сергея Рязанского_foto

— Не случайно космическое право определяет космонавта как посланца человечества.

— Проект Международной космической станции — пример того, что люди из разных стран, представители разных культур, вероисповеданий могут работать не как отдельно взятые специалисты, а в команде, ради единой цели, действительно на благо всего человечества. Если посмотреть со стороны на нашу прекрасную планету, то не увидеть школьный глобус, расчерченный на страны. Из космоса ты оцениваешь все иначе. Земля — это тоже международная космическая станция, неделимая, цельная, которая несется в космическом пространстве. Мы все, жители Земли, представляем собой один большой экипаж. И мы должны работать вместе, слаженно, заботиться о своем «космическом корабле», потому что мы все тут живем. Я счастлив, что космос позволил мне ощутить себя в полной мере представителем человечества, потому что в обычной жизни мы об этом не задумываемся. Часто ассоциируем себя со своей страной, нацией и так далее. Космос же учит мыслить шире. И особенно это актуально в наши дни.

Сергей Рязанский является автором научно-познавательных книг, а также иллюстрированных альбомов с завораживающими фотокадрами. В настоящее время готовится к выпуску шестая книга автора «Космические уроки в жизни и бизнесе».

sergey-ryazanskiy.ru 

Автор: Юлиана Новоселова