Сергей Мазаев. Кларнет, мундштук и нотная лавка

Ироничный биг-бит, танцевальный рок-н-ролл с пародийными, зачастую абстрактными текстами, виртуозные гитарные соло и ни на кого не похожая исполнительская манера вокалиста — вот краткая формула успеха «Морального кодекса». Группа-легенда, группа-эпоха, так давно существующая на сцене, что ее уже не раз разложили на атомы и изучили в мельчайших деталях. Но далеко не все знают, что бессменный лидер коллектива — еще и превосходный инструменталист, получивший академическое образование по классу кларнета. В декабре Сергей отмечает день рождения. Накануне своего персонального праздника рок-музыкант пригласил нас вспомнить важные вехи своей биографии.
Сергей Мазаев. Кларнет, мундштук и нотная лавка_foto

— Сергей, раз мы собрались в ретроспективное путешествие, то пристегиваемся и стартуем. Первая остановка — детство.

— Да, все началось именно там, в детстве. Мама у меня была очень голосистая. Папу не знал, но, говорят, он тоже хорошо пел. Два моих главных музыкальных воспоминания того времени — это песни «Ой ты, рожь» в исполнении мамы и Гелены Великановой и «Моряк вразвалочку сошел на берег» Эдуарда Хиля. Я и сам пел. Помню, когда мне было года три-четыре, какие-то добрые друзья родителей подарили мне барабан, и в доме началась страшная паника. Грохотал с утра до вечера! А потом школа… Мне повезло попасть в класс к музыкально образованной первой в моей жизни учительнице Галине Анатольевне Бадьяновой. Именно она обратила внимание на мои музыкальные способности во время урока пения. Однажды к нам пришел пионервожатый и объявил, что горнист с барабанщиком заканчивают школу, и им в ансамбль нужна замена. Так я попал в Дом пионеров, где мне вручили в руки кларнет. Стал заниматься. А дальше — музыкальная школа с замечательным педагогом Натаном Ароновичем Веселым. Вообще мне несказанно повезло встретить людей, сумевших влюбить меня в инструмент и музыку. Иначе я бы так и остался дворовым пацаном: уличные развлечения тогда очень привлекали. А они, конечно, могли бы вывести меня на скользкую дорожку преступного мира. Но музыка меня спасла, отвлекла, удержала.

— Теперь становится понятным, что ваше попадание в музыкальную роту — вполне закономерно и логично. Правда, что удалось поучаствовать в трех парадах на Красной площади?

Я поступил в музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова, уже имея среднее образование, и поэтому после первого курса меня забрали в армию, сохранив за мной место. А мои друзья-духовики по училищу — Артур Глазов и Владимир Карпов — в то время как раз уже вернулись из армии, где они служили в оркестре. Парни представили меня своему начальнику, и я был призван в тот же оркестр. На Красной площади действительно выступал три раза: на двух парадах в честь 7 ноября и один раз 1 мая 1979 года — тогда единственный раз был проведен плац-парад.

Сергей Мазаев. Кларнет, мундштук и нотная лавка_foto

— Музыка вас окружала с детства, стала неотъемлемой частью жизни в юности, тогда зачем вы решили поступать на экономический факультет МГУ? Не верили, что творчеством можно зарабатывать?

— Когда я поступал в музыкальное училище, мечтал играть в Большом театре или, например, в оркестре Светланова. Но по окончании службы в армии к нам призвали моих консерваторских друзей, которые объяснили мне, что все эти оркестры — полная фигня: одни интриги и борьба за поездку на гастроли за границу. Я подумал, что, наверное, это и правда фигня. Начал активно учить английский язык и поступил на экономический факультет МГУ. Но без музыки долго не смог. Уже на первом курсе мы с Игорем Матвиенко собрали джазовый квартет, хотя джазом позаниматься так и не успели. Потом познакомились с Вячеславом Добрыниным, стали играть вместе. Но у нас как-то не пошло, альбом мы так и не выпустили, а Добрынин потом на нашу фонограмму записал голос Боярского…

— И тогда вы решили создать свой рок-бенд?

— Благодаря Матвиенко мы устроились в Краснодарскую филармонию и стали делать рок в группе «Здравствуй, песня». Затем год сотрудничал с гитаристом Алексеем Беловым, который впоследствии стал работать с группой «Парк Горького». Мы играли модную современную музыку в загородном ресторане — это был большой и важный опыт. С 1986 года я работал с группой «Автограф». Мы съездили вместе в рекорд-тур в Америку, выпустили альбом, но он оказался не очень удачным, и я ушел из группы. Тут же примкнул к команде «Красные бароны и герои», готовившей тогда программу с канадским солистом для работы за границей. Но вокалисту было сложно часто приезжать в Россию, работа затягивалась. И вот, пока мы его ждали, стали готовить свою русскоязычную программу, я начал петь. Так и родился «Моральный кодекс».

Сергей Мазаев. Кларнет, мундштук и нотная лавка_foto

— Страсть к экспериментам и творческий поиск вам не чужды. Расскажите о новом и весьма необычном коллективе QUEENtet, исполняющем классическую музыку.

Об оркестре я мечтал давно, чтобы не просто руководить, но и самому в нем играть. Правда, кларнет я не брал в руки больше 20 лет. И когда появились возможность и время вернуться к инструменту, начал снова заниматься. Постепенно стал вести переговоры с музыкантами. В итоге собрались суперпрофессионалы. В этом году мы уже празднуем 10-летие оркестра. Что касается репертуара, то играем и западные хиты на английском, и песни советских композиторов, и хиты «Морального кодекса». Репертуар коллектива QUEENtet еще более обширен: здесь мы играем в том числе и классику от «Времен года» Чайковского до никогда ранее не исполнявшейся в России «Зимней рапсодии» Тима Найта. Мы выбираем по принципу «нравится или не нравится». Просто потому, что если нравится нам, то найдутся и другие слушатели, кто так же оценит наш выбор. Это могут быть и очень известные мелодии, и не очень растиражированные. Вообще первое время выступать в составе оркестра и квинтета, честно скажу, мне было боязно, я очень волновался. Классика — спорт высших достижений, здесь нельзя ошибаться, это не рок. Но со временем я освоился и сейчас получаю огромное удовольствие от работы.

— Сергей, оглядываясь назад, с чего вы начинали, кем стали сегодня, какой успех имеют ваши проекты, можно смело заявить, что вы человек, по-настоящему знающий цену успеха.

— Успех — это когда ты добился поставленных целей. Я вот не до конца пришел к успеху. Нет у меня двухсотметровой квартиры на Малой Бронной, где была бы в том числе студия для всех наших проектов. А цена успеха — это наша жизнь, которую мы ставим на кон, достигая целей. Чтобы не выгореть, я вернулся к истокам, к работе с оркестром. Знаете, когда мы с Игорем Бутманом создавали Биг-бенд Бутмана, рядом со мной в оркестре сидел парень 17 лет, и играл он лучше меня. Это была мощная прививка от звездной болезни и всякого выгорания. Потому что нет предела совершенству.

— В декабре у вас день рождения, что вы подарите себе? Вообще любите этот день, меняется ли у вас отношение к этому персональному празднику и как собираетесь отметить его?

— К дню рождения я отношусь просто, как к поводу: пригласить друзей, угостить их, посидеть, получить удовольствие от проведенного времени. Обычно я дарю концерт, скорее всего и этот раз сделаю так же — представим с Аленой Долбик наш новый проект «НЕО»: аккордеон, ударные, контрабас, гитара, мои саксофон/флейта/кларнет и вокал. Если вы про нее еще не слышали, расскажу. Алена играла в группе «Ки? Туа!» вместе со скрипачкой Анной Пасько, которая стала работать в нашем оркестре. Несколько лет назад мы с друзьями открывали ресторанчик, куда и пригласили выступить «Ки? Туа!». Так я услышал Алену, ее голос, понял, какой она профессионал, и пригласил в оркестр. Вместе мы уже выпустили два альбома, последний из которых — «Ты рядом» — презентовали месяц назад в Доме музыки.

— Мы опубликуем это интервью в новогоднем номере журнала, поэтому давайте помечтаем: границы открыты — куда захочется купить билет и улететь первым же рейсом? Почему выбор именно такой?

— Я в Лондон бы слетал к своему мастеру-кларнетологу, купил бы парочку мундштуков. В нотный магазин заехал бы. А если выбирать направление для отдыха, то необходимо советоваться с женой. Вообще я люблю Европу, их культуру. Мне ее не хватает в жизни здесь: чистоты на улице и опрятности прохожих, приятных для глаз причесок и одежды. А у нас культурой принято называть искусство. Но я знаю очень много бескультурных людей, занимающихся искусством. Это не одно и то же. Таиланд и страны Дальнего Востока тоже прекрасны, но мне совсем не хочется погружаться в эту культуру. Там люди делятся на первый и второй сорт, а я этого не люблю. Сейчас мое место силы — это Фонд Иосифа Кобзона на Рождественском бульваре в центре Москвы, где мы репетируем все свои проекты.

 

Автор: Юлиана Новоселова