Музыка Мириам Сехон

Артистка и певица Мириам Сехон играет в театре, снимается в кино и поет в нескольких музыкальных группах, среди которых электронный коллектив Race To Space и ретроансамбль «ВИА Татьяна», исполняющий советские эстрадные песни 1930—1970-х годов. «Из-за всех моих групп иногда забывают, что я актриса. А я себя в первую очередь так ощущаю, потом уже музыкантом. Может быть, когда-нибудь это изменится», — говорит Мириам.

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже
Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto

— Мириам, летом вы снимались в сериале «Фаина» о Фаине Раневской. Заглавную роль там играет Мариэтта Цигаль-Полищук, а кто ваша героиня?

Мариэтта играет Фаину Раневскую, а я ее старшую сестру Беллу. Моей героини довольно мало в истории, она уехала с семьей в Европу и только 40 лет спустя вернулась в СССР доживать старость рядом с сестрой. Муж умер, детей у них так и не случилось. Одинокая европейская старушка возвращается в совершенно неизвестную ей страну, к своей знаменитой сестре, которая не всегда может получить достойную путевку в санаторий и месяцами сидит без работы. А в магазинах шаром покати и приходится идти на ухищрения, чтобы купить приличный кусок мяса. Что любопытно, мы с Марусей знакомы с ГИТИСа: учились параллельно, я у С. В. Женовача, Маша у С. А. Голомазова. В институте нас называли по имени-отчеству — Мариэтта Сергеевна и Мириам Борисовна, хотя для всех близких и в семье мы с детства были Машами. После выпуска благодаря еврейско-украинским корням по папе (по маме мы обе русские) и схожему типажу нас обычно звали пробоваться на одни и те же роли. А тут такое счастье — на разные, да еще и двух сестер!

 

Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto

— Недавно вы появились в сериале «Содержанки» с авторским проектом Race To Space. Расскажите, пожалуйста, как вы туда попали?

— Случайно. Не смогла приехать иностранная группа, которая играет главный трек на титрах. Мне позвонили вечером, а съемка была уже ночью! Оказалось, что каким-то чудом все могут участвовать (кроме гитариста Паши Додонова, он сейчас с «ДДТ» играет в Питере). Но мы отлично вписались, как будто так и было задумано. Я и менее случайно попадаю в кино со своими группами. Race To Space уже давно звучит в саундтреках многих фильмов и сериалов. С джазовой командой снималась недавно в «Клинике счастья», с «ВИА Татьяна» в фильме Андрея Назимова «Играй со мной». В замечательном фильме «Сентенция» Дмитрия Рудакова играю роль и пою в кадре песню на стихи Варлама Шаламова. Фильм снят на пленку, а звук мы писали живой! В сериале «Все, что было», где я играю Женю Закитт, супругу Петра Лещенко (Константин Хабенский), пою с ним дуэтом. В фильме Оксаны Бычковой «Плюс один» играю певицу, пою со своей первой командой «Green Point Orchestra». В короткометражке Дарьи Геллер по рассказу Чехова «Он и она» — тоже певица, но финальную песню исполняю не я. Иногда специально записываю песни для фильмов, где не снимаюсь. Порой мнительность подсказывает, что зовут только потому, что я «поющая», хотя, казалось бы, для актера это плюс. Я правда люблю петь и с радостью это делаю, но сколько разных певиц можно сыграть?

 

Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto

— Вы говорили, что привыкли вести дневник. До сих пор продолжаете? В какой мере соцсети для вас его заменили?

— Чем больше пишу в соцсетях, тем меньше для себя. В дневнике я часто пишу несвязно, с сокращениями, переключаюсь на список дел или вклеиваю театральный билетик. Хотя это, к сожалению, не похоже на артистический скрапбук. Там много личного, понятного только мне. В «Инстаграме» стала часто писать почти дневниковые записи, но так, чтобы история была понятна всем. Очень дисциплинирует ограничение в 2200 знаков (включая пробелы и знаки препинания). Иногда особо удавшиеся посты дублирую в дневник, чтобы не писать о каких-то событиях дважды. Но все же перечитывать лет через двадцать хотелось бы свои дневниковые каракули, а не посты.

— А сценарий написать нет мысли?

— Мне часто говорят, что пора написать книгу или сценарий, но маленькие рассказы о моих буднях или истории из моего детства в бродячем театре — это не книга. Написать роман или сценарий — отдельное мастерство, я им не владею. Иногда для песни выдумываю героя, ситуацию, которую разглядываю со стороны, тогда есть шанс выйти за рамки самого себя, тиражирования собственных эмоций и опыта, это похоже на актерскую профессию. Пока я только нащупываю эти вещи, играю с ними, но отношусь как к увлечению. Много думаю про моноспектакль или даже стендап, но еще не добралась до этого.

— Где вы отдыхали этим летом?

— Мы провели две волшебные недели вдвоем с дочерью на Родосе. Нас принимали за сестер или подруг, а мы сто лет не были вместе так долго без перерыва, чтобы ничего не отвлекало. Много говорили, танцевали, все время куда-то шли, карабкались по камням, находили секретные пляжи. В общем, какой-то приключенческий роман. Потом дочь уехала на две недели в лагерь, в поход, без телефона. Приехала искусанная комарами, но очень счастливая. На следующее утро мы уже отправились на Алтай, на турбазу «Молодость» с Алиной и Лерой из «ВИА Татьяна» и всеми детьми. Изъездили почти весь регион и иногда вечерами пели с актером Игорем Титовым и Вадиком Королевым (ОQJAV).

Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto Музыка Мириам Сехон_foto

— Как вам кажется, нужно ли параллельно общеобразовательным предметам учить ребенка актерской игре, музыке, как вас в «Класс-Центре»?

Я с подозрением отношусь к детским театральным студиям, хотя мне в свое время очень повезло с «Класс-Центром». Считаю, что заниматься телом и голосом очень важно всем. Я ввела бы танцы, пение, рисование и актерские тренинги во все школы, наравне с основными предметами, но все зависит от педагогов и программы. Уроки ИЗО, где тебе говорят, что ты «некрасиво» рисуешь, обязательные уроки пения скучных песен хором под засыпающего аккомпаниатора — это ужасно. Моя дочь с 4 лет ходила в школу танцев «ЦЕХ», где ее группу воспитывали как танцевальную компанию. Там никого не тянули на шпагат, не заставляли выступать на конкурсах, не говорили, что они не станут танцорами, потому что у них неправильное строение ног или лишний вес, а учили понимать, чувствовать и любить свое тело. Видеть людей вокруг, взаимодействовать с ними. Магога не собирается становиться танцором, но она очень круто двигается, и танцы в ее жизни работают как мощная терапия. Особенно сейчас, в переходном возрасте, когда скачет настроение. Ей достаточно иногда 10—15 минут подвигаться под музыку, и она приходит в себя.

— Любовь к музыке вашей дочери передалась на генетическом уровне или это влияние окружающей среды?

— Мы с первых дней слушали с ней музыку, читали вслух, водили ее на концерты, спектакли, выставки, всюду брали с собой. Важно, чтобы родителям самим было интересно, и тогда ребенок заражается этим! Из комнаты Магоги звучит прекрасная музыка, не только та, что мы ей ставили, но и новая, которой она делится со мной. Она играет на пианино, гитаре, укулеле, поет. Книги читает другие, те, что мне было важно ей дать, мы прочли вслух. Моя мама до сих пор приходит ей читать, и мы слушаем всей семьей, иногда даже гости присоединяются. Вместе много смотрим кино. Новые фильмы и те, что мне когда-то нравились. Я счастлива пересматривать их с ней, наблюдать за ее реакцией, а потом обсуждать. Где-то мнения расходятся, и это прекрасно! Вообще ошибочно думать, что искусство должно всегда доставлять удовольствие. Оно может ставить в тупик, быть сложным и даже неприятным, главное — что-то почувствовать и чтобы было о чем подумать. Я считаю, что усилие зрителя и слушателя не менее важно, чем работа самого художника, артиста.

— Я знаю, что вы много занимаетесь благотворительностью. Какие организации поддерживаете?

— Через nuzhnapomosh.ru оформила ежемесячные пожертвования в «ОВД-инфо», «Такие дела», «Антон тут рядом», Центр лечебной педагогики, фонд «Жизненный путь», «Детские сердца». Помогаю адресно конкретным семьям, собираю крышечки в «Добрые крышечки» (проект «Волонтеров в помощь детям-сиротам»). Даже с гастролей привожу полные чемоданы, к счастью, крышечки легкие. Сбор крышечек одновременно и экологичен, и помогает нуждающимся детям получить инвалидные коляски.  Я дружу с разными фондами и помогаю как могу: Meet for Charity, благотворительные ярмарки, аукционы, концерты. Я медиадонор фонда «Дети-бабочки», участник их же проекта MD-video. Любой желающий может заказать видеопоздравление от разных актеров и селебрити для себя и своих близких. В основном прошу друзей-музыкантов помочь, они с радостью соглашаются. С группами мы поддерживаем «Дом с маяком», фонд «Вера», «Подари жизнь», «Шалаш», «Галчонок» и другие. Зимой всегда собираем подарки и подписываем открытки в фонд «Старость в радость». А для докторов, волонтеров и пациентов с «ВИА Татьяна» уже давно играем в Первом Московском хосписе. В хосписе четко понимаешь, насколько время драгоценно, каждый момент может быть последним — музыка звучит иначе, слова меняют смысл. Для многих это песни из детства или юности, их узнают и с радостью возвращаются в прошлое. Это наши самые тяжелые и одновременно самые важные концерты.

Мириам Сехон играет в спектакле «Русский роман» 5 сентября в Туле и 3 октября в Москве, а также 14 октября в спектакле «Кабаре Терезин» в Москве. Кроме того, 11 сентября группа Race To Space выступает на фестивале «Николин день».

Беседовала: Полина Сурнина

Фото: Максим Шумилин

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже