Между кистью и ножом

Творения Микеланджело да Караваджо современники назвали «ожившими полотнами». Кто из них мог предположить, что эти реалистичные картины и впрямь оживут с помощью магии кино? Британский режиссер Дерек Джармен представил жизнь гения с легкой долей авангарда, но в точном соответствии с творческой манерой своего героя.

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже

Караваджо. «Юноша с лютней»

Между кистью и ножом_foto

Персонажа картины Караваджо «Юноша с лютней», украшающей Эрмитаж, можно по неопытности легко счесть очаровательной молодой лютнисткой. Один из столпов эпохи Возрождения практически не писал обнаженную женскую натуру, зато мужская представлена у него в многообразии. Фильм «Караваджо», снятый в 1986 году Дереком Джарменом, исследует бисексуальные отношения трех главных героев: Караваджо использует Рануччо в качестве натурщика, а тот тратит заработанные монеты на любовь девушки по имени Лена. Дело заканчивается смертью Лены (с которой Караваджо пишет «Успение Богоматери») и убийством натурщика: нож в жизни великого художника сыграл не меньшую роль, чем кисть.

Караваджо. «Мальчик с корзиной фруктов»

Между кистью и ножом_foto

Вглядитесь в «Мальчика с корзиной фруктов», написанного Караваджо в 1594 году. Натурщиком для этого шедевра послужил не Рануччио Томассони, в убийстве которого обвинили Караваджо, а друг художника, Марио Миннити. Невооруженным взглядом на полотне читается опьянение жизнью и ее дарами. Караваджо был человеком необузданным, на счету которого было немало пьяного разгула, потасовок и конфликтов с властями. Он и писал неистово: с бешеной скоростью, практически без набросков и эскизов, используя проституток, собутыльников и любовников в качестве натурщиков для серьезных религиозных сюжетов. Дерек Джармен, подражая художнику, снял своего «Караваджо», фильм 1986 года, всего за пять недель.

Фильм «Караваджо»

Колорит эпохи Возрождения воссоздан на экране со всей тщательностью: знакомые по картинам Караваджо краски, свет падает так, что либо видна каждая ниточка, либо детали теряются в таинственной темноте. Джармен выступает не только как кинематографист, но и как живописец, вот только материалом ему служит пленка вместо холста. Парадоксальным образом в картины XVI века вторгаются реалии из другой эпохи: грузовик, сигареты, печатная машинка, звуки джаза. Иррациональный мир Джармена затягивает, как водоворот, предлагая для великих картин неожиданный контекст. Время не властно над корыстью, сладострастием и подлинной гениальностью. Значит, и между художником и режиссером нет непреодолимых границ.

 

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже
Автор: Игорь Цалер