Предчувствие лета

Клод Моне назвал Хоакина Соролью «повелителем света». Его картины — это возможность напитаться солнечной энергией морских пейзажей и видов мавританских садов из андалусской глубинки.

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже

Дыхание сиесты

Предчувствие лета_foto Предчувствие лета_foto

Многие французские импрессионисты предпочитали топить свои сюжеты в табачном мареве, смоге от фабричных труб и дыме паровозов. Но революционная эстетика «живописи впечатления», бросившая вызов реализму в конце XIX века, затронула отнюдь не только Францию. Оказавшись в Париже в 1885 году, молодой испанский живописец Хоакин Соролья-и-Бастида не мог не оценить достижений импрессионистов. Но его взгляд на природу искусства был принципиально иным. Его не интересовали философские проблемы и социальные конфликты, выраженные в сумрачных тонах века машин. Наследуя национальным традициям, он предпочитал жизнеутверждающие сюжеты и насыщенную светлую палитру. Уроженец Валенсии, Соролья обучался в Риме и Мадриде, тщательно изучая наследие художников разных эпох. Современник Моне и Сарджента, он перенял умение работать со светом первого и виртуозную технику второго, разработав авторский визуальный язык.

Невыносимая легкость бытия

Предчувствие лета_foto Предчувствие лета_foto Предчувствие лета_foto

Сияние белого цвета, блики на воде, пятна солнечного света на гравийных дорожках — краски Сорольи словно впитали томление жаркого полудня в старинном испанском городке у моря. Соролья не любил работать в студии, и многие его портреты и жанровые полотна выполнены на природе, в саду или на морском берегу. В этом секрет живописной витальности, над которой не властно время. Один из главных шедевров экспозиции — потрясающее полотно «Починка паруса», которое хранится в Международной галерее современного искусства Ка-Пезаро в Венеции. Большую часть холста занимает белоснежный парус, преломляющий солнечные лучи. При сохранении импрессионисткой «размытости» сцена наполнена светом и воздухом. Утренний бриз, идущий со стороны моря, ощутим почти физически.

 

Личный Эдем

Предчувствие лета_foto Предчувствие лета_foto Предчувствие лета_foto

Соролья с триумфом выставлялся в художественных галереях от Парижа до Нью-Йорка. В США его живопись, пропитанная средиземноморским упоением морем и небом, была едва ли не популярнее, чем в Старом Свете. Для Испанского общества Америки Соролья написал серию «Видение Испании» из четырнадцати грандиозных полотен, представляющих разные области его родной страны. Его же кисти принадлежит и портрет американского президента Уильяма Говарда Тафта. В то время, как выставки Сорольи гремели по обе стороны Атлантики, художник создавал медитативные, интимные, меланхоличные полотна, вдохновленные исламской архитектурой Андалусии. Безмолвие мавританских внутренних двориков, нарушаемое лишь шепотом фонтанов, контрасты между раскаленными камнями, тенью от ветвей и каскадами белых роз завораживали его. Большинство из картин выставки «мастера света», написанных в Гранаде и Севилье, были созданы буквально за один день, пока не менялись погода и освещение. Соролье удалось с блеском дополнить идею импрессионизма, заключенную в фиксации сиюминутного впечатления, неотразимым испанским обаянием.

Музей Сорольи находится в Мадриде. Это традиционный испанский дом начала XX века с уютным садом и экспозицией, в которую входят картины, письма, личные вещи художника.

 

Подписаться на рассылку

Чтобы оформить подписку заполните форму ниже
Автор: Игорь Цалер