Триумфальное возвращение Рене Зельвегер

Миниатюрная мускулистая блондинка с лицом скандинавского типа коварно щурит глаза и улыбается с таким видом, словно держит во рту кислый лимон, — необычная внешность и незаурядный комедийно-драматический талант сделали Рене Зельвегер одной из самых блестящих актрис Голливуда.
Триумфальное возвращение Рене Зельвегер_foto Триумфальное возвращение Рене Зельвегер_foto

Главная роль

К пятидесяти годам она получила все почести дивы — звезду на Аллее славы, несколько известных премий, включая «Оскар» в номинации «Лучшая женская роль второго плана» за фильм «Холодная гора», а также «Оскар» в номинации «Лучшая женская роль» за фильм «Джуди», который не так давно вышел на экраны. Получить такую роль на пике карьеры в пятьдесят лет — подарок судьбы. Джуди Гарленд была матерью Лайзы Миннелли и одной из величайших американских кинозвезд. Она родилась в семье бродячих актеров и была практически лишена детства — ее предприимчивая амбициозная мать подсуетилась и устроила для дочери контракт со студией MGM, когда девочке было всего тринадцать лет. В том случае, если работающая на износ девочка выдыхалась, агент, менеджер или сама родительница держали наготове амфетамины, чтобы прибавить концерту задора и веселья, или барбитураты, чтобы звезда могла немного прийти в себя между номерами. Со временем Джуди перестала осознавать грань между реальной жизнью и актерской работой, у нее развилась истерия и жажда повышенного внимания. Она пыталась найти утешение рядом с чувствительными, артистически и художественно одаренными мужчинами, которые часто имели нетрадиционную ориентацию. Будучи замужем пять раз, она родила троих детей, но к концу жизни чувствовала себя одинокой, ненужной, уставшей, опустошенной, зависимой — именно такой ее показала Рене Зельвегер, которая на собственном опыте пережила трагедию публичности, потерю собственной личности и превратности зрительской любви.

 

Магия кинематографа

В начале жизненного пути Рене Зельвегер не искушали мечты о «фабрике грез». Ее родители, европейские эмигранты: мать — норвежка, отец — швейцарец, — поселились в провинциальном техасском городке, где даже не было кинотеатра. Они воспитывали детей, руководствуясь соображениями дисциплины и здравого смысла, поэтому приветствовали увлечение детей спортом. Подражая старшему брату, Рене поступила в спортивную школу на отделение легкой атлетики. Девочка демонстрировала такие прекрасные результаты, что даже родители, обычно не щедрые на похвалу, поверили, что дочь может стать олимпийской чемпионкой. Однако Рене получила серьезную травму, и о спортивной карьере пришлось забыть. Не имея возможности доказать свою состоятельность физически, она поступила в школьный драмкружок, а получать высшее образование по специальности «Тележурналистика» отправилась в Техасский университет в Остине. И только когда впервые в семнадцать лет попала в Лос-Анджелес как туристка, ощутила магию кино. Вернувшись в родной штат, Рене Зельвегер ходила на все кинопробы и в конце концов получила работу в проходных фильмах. «На мою первую важную роль меня наняли в джинсах и ковбойских сапогах с нечесаными волосами. Так я и снималась», — рассказывала актриса. По совету своего коллеги и земляка Мэтью Мак-Конахи, с которым она снималась в фильме ужасов «Техасская резня бензопилой», она переехала в Лос-Анджелес, где сначала работала официанткой в стриптиз-баре.

Триумфальное возвращение Рене Зельвегер_foto Триумфальное возвращение Рене Зельвегер_foto Триумфальное возвращение Рене Зельвегер_foto

Свобода от стереотипов

Поначалу она снималась в романтических комедиях и семейных драмах. Во время работы над фильмом «Я, снова я и Ирэн» познакомилась с Джимом Керри. Несмотря на то, что их роман продлился менее года и помолвка была разорвана, величайший комик в автобиографии назвал Рене Зельвегер «любовью всей своей жизни». Актриса встречалась с коллегами Джорджем Клуни и Брэдли Купером, а также с рок-музыкантом Джеком Уайтом, но все ее любовные связи отличались непродолжительностью. В тридцать шесть лет она решилась связать себя узами брака, но замужество продлилось всего сто двадцать восемь дней. Рене объясняла расставание тем, что ее супруг, кантри-певец Кенни Чесни, не принял ее образа жизни, но в действительности оказалось, что его больше интересуют представители своего пола. Не желая связывать себя обязательствами, свободная от предрассудков актриса призывает не считать ущербными тех женщин, которые остаются одинокими и бездетными. «Возможно, это устаревшее давление на женщин, от которых ожидают обязательного рождения детей и наличия мужа как показателей их собственной полноценности, должно уже быть отброшено в сторону. От женщин требуют этого минимума вне зависимости от того, насколько они могут добиться подобного. Но женщины должны иметь право на выбор, и их собственная воля — главный приоритет».

Разрушительница комплексов

Независимость от социальных норм — кредо актрисы со времен работы над одной из самых известных ее ролей. В трилогии об эволюции Бриджит Джонс актрисе удалось воплотить уникальный образ дурнушки и неудачницы, сочетающий в себе самые распространенные женские комплексы и тем не менее встречающей «принца на белом коне» и получающей предложение руки и сердца. Бриджит Джонс стала всенародно любимым персонажем, с которым публика стала отождествлять исполнительницу роли. Однако Рене Зельвегер, в отличие от ее героини, обладает железной волей и сильным характером. Достаточно проследить за тем, как менялся ее вес для фильма «Дневник Бриджит Джонс», где она играла неуклюжую толстушку, и последовавшим за ним мюзиклом «Чикаго», требовавшим от актрисы изящества и красоты фигуры. Для роли Бриджит Джонс актриса набрала двадцать килограммов. Тогда ее рацион состоял из четырех тысяч калорий! «Первые пару дней это забавляло меня. А возможность не ходить в зал продлила это удовольствие еще на пару недель. Затем я еле-еле пропихивала в себя еду. У меня были панические атаки, ведь специалисты говорили мне о том, как плохо для здоровья набирать такой большой вес за столь короткое время». Для роли в мюзикле «Чикаго» пришлось не только сбросить вес Бриджит, но и еще больше похудеть. Потом было необходимо снова набирать вес для роли Бриджит в продолжении фильма, после чего Рене снова худела для очередных кинопроектов.

Запасное платье

Рене Зельвегер — приверженец здорового образа жизни: «Тренировка — это время, которое я могу провести наедине с собой, обдумать то, что меня беспокоит. Где бы я ни находилась, куда бы я ни поехала, в каком бы настроении ни была, спортзал — мой общий знаменатель. Переезжаю в Лос-Анджелес? Первым делом я нахожу спортзал. На выходные в Санта-Фе? Ищите меня в зале». Однако к 2010 году актриса почувствовала невероятную усталость от постоянной занятости на съемках. «У меня хронический джетлаг, — делилась он. — Я постоянно переезжаю с места на место, меняя часовые пояса, и мой организм не успевает приспосабливаться к смене дня и ночи там, где я останавливаюсь». Однажды в аэропорту она встретила актрису Сальму Хайек, с которой подружилась после курьезного случая, произошедшего в 2003 году перед церемонией вручения «Оскара». Платье, которое должна была надеть Сальма, не выдержало давления ее пикантных форм и лопнуло по швам. Рене пришла на помощь, предложив ей свое запасное платье, эластичное в груди и широкое в бедрах. Неожиданно встретившиеся во время перелетов приятельницы разговорились, Рене пожаловалась на то, что измотана ритмом жизни и недовольна внешностью. Сальма утешила ее: «Роза не цветет весь год… если только она не пластиковая». И Рене решила взять тайм-аут: «Мой психотерапевт сказал, что 99 процентов своей жизни я была публичной персоной и всего лишь малую часть — самой собой».

В центре внимания

Шесть лет она не снималась в кино и не принимала участия в публичных мероприятиях, за исключением случая, который потряс общественность. 20 октября 2014 года в беверлихиллском отеле Four Seasons на 21-й ежегодной церемонии награждения Women In Hollywood, которую устраивает журнал Elle, появилась незнакомка. Ее сопровождал Дойл Брамхолл, музыкант и бойфренд Рене Зельвегер. Недоуменные взгляды, перешептывания, — неужели это сама Зельвегер? Вероятно, попытки омолодиться до неузнаваемости изменили лицо, лишив актрису ее неподражаемого очарования. Пресса смаковала эстетическое фиаско Рене, актриса отрицала пластические операции: «Вы подвергаетесь международному унижению и не можете на это повлиять. Один из страхов актеров — публичная критика не только работы, но и нас как людей». Однако Рене не сломалась под натиском злопыхателей. Победой на церемонии вручения «Оскара» и съемками в неонуарном сериале «Что/если», вышедшем на платформе Netflix, она доказала, что находится на гребне волны и готова покорять новые горизонты.