Иерусалим. День и ночь «Махане Иегуды»

Местные жители говорят так: Храмовая гора и Стена Плача — это душа Города, а рынок «Махане Иегуда» — его сердце. Это сердце бьется возбужденно и без устали, и только в Священную субботу переводит дух, чтобы вновь питать жизнью Город Храма.

День

Лучшее время для того, чтобы почувствовать особую атмосферу рынка, — канун Шаббата. Пятничным утром горожане с большими сумками отправляются на «Махане Иегуда», покупают продукты для субботнего ужина, который нужно приготовить заранее, поскольку в сам Шаббат они не могут себе позволить даже нажать на кнопку кофеварки, ведь Тора предписывает воздерживаться в этот день от любой работы. Живописать прилавки, которые ломятся от снеди, — банально. Да, там рыба пахнет, как воздух после грозы, и соблазняет вас своим жемчужным блеском; да, там помидоры бесстыже демонстрируют свои обольстительные формы и вот-вот готовы лопнуть от избытка зрелости; и таки да, там хлеба дышат нежностью материнских рук… Но праздный турист, остановившийся на пару дней в отеле и потому не имеющий возможности вечерком вспороть брюхо золотистой барабульке или смачно кинуть на гриль увесистый рибай, пришел сюда не столько разглядывать прилавки, сколько наблюдать саму жизнь. А жизнь — это люди, колоритные типажи, каждый из которых сам по себе персонаж. Солидные седобородые старики, увенчанные кипой. Сосредоточенные на себе хасиды, тонкие лица которых подчеркнуты идеально завитыми пейсами. Красивые молодые еврейки, совсем юные, но уже многодетные мамы: один за руку, другой в коляске, третий в животе.

Отправляясь на рынок «Махане Иегуда», приобретите дегустационный талон YallaBasta (www.yallabasta.co.il) — это позволит вам попробовать блюда и продукты в лучших лавках и ресторанах рынка. Буклет с картой рынка и аудиогид помогут сориентироваться в головокружительной стихии восточного базара.

Многие лица кажутся знакомыми. Вот пожилой мужчина, который напоминает твоего учителя физики, самозабвенно рисовавшего на доске цепь переменного тока, невзирая на «сопротивление элементов», сидящих в классе. А вот как будто соседка по площадке, доктор биологических наук, посвятившая свою жизнь загадочному гомеостазу одноклеточных. Ну и, конечно же, педагог по фортепиано— оказывается, ты помнишь, какая брошь была на ее зеленой вязаной кофте. Полное ощущение, что ты приехал навестить своих. Можно услышать печальную песню скрипки, зачарованно пойти за ней сквозь хлебные, овощные, рыбные ряды. Или душа откликнется на нервные синкопы, и, пробираясь сквозь плотное кольцо толпы, ты обнаружишь, к своему удивлению, трех пацанят лет десяти, играющих джаз не по-детски чувственно: все-таки не зря в еврейских семьях ребенку вкладывают смычок чуть ли не при рождении, еще в не разжатый кулачок. Как любой другой восточный рынок, «Махане Иегуда» — пестрый, шумный улей, но почему-то именно здесь, в Иерусалиме, мелкие житейские хлопоты, которыми занят каждый сюда приходящий, отмечены каким-то небытовым смыслом, особенно когда видишь, как арабы и евреи торгуют за соседними прилавками самым насущным.

«Ха-Хацер» (Hachatzer) — ресторан с богемной атмосферой специализируется на мясных и рыбных блюдах, запеченных в специальной посуде или приготовленных на гриле. Шеф-повар Моти Охана — выпускник известной кулинарной академии Le Cordon Bleu, обязательно выходящий к своим гостям, чтобы услышать очередную порцию заслуженных комплиментов.

Ночь

Минует день, настанет ночь, но «Махане Иегуда» не уснет. Когда опустятся железные ставни прилавков, герои утренних сюжетов вернутся в других ипостасях: они посмотрят на вас с работ уличного художника Соломона Сузы глазами библейских мудрецов и диковинных зверей. Суза — один из тридцати счастливчиков, которым городские власти разрешили разрисовать бетонные поверхности, рыночные ставни и мусорные баки во благо Иерусалима. Пара часов музейной тишины, и в проходы рынка снова ворвется жизнь. Откроются бары. Хлынет оживленная толпа. Займут свои места музыканты. Будет звучать рок и регги, поп и фанк, джаз и рэп. Кто-то будет меланхолично курить кальян, играть в шашки, кто-то станцует на столе или споет, отняв у музыкантов их долю внимания. Можно привалиться к одной из барных стоек и перепробовать всё, на что упадет взгляд, а можно пройтись по всем барам, заводя мимолетные знакомства, влюбляясь во всех и каждого. Будет шумно и весело, молодо и страстно. «Махане Иегуда» затихнет только под утро.

Благодарим за организацию поездки Туристический Офис Иерусалима iTravelJerusalem.ru.

Автор: Ксения Николаева

Фотограф: Dreamstime.com