Пчелы и сливки Ирвина Пенна

Театральный занавес, брошенный на пол ковер, пустой угол, передвижная студия, напоминающая банальную картонную коробку, рулон бумаги, фотоаппарат Rolleiflex и наклонная тренога — вот весь инвентарь одного из величайших фотографов прошлого века, который оставил после себя большое наследие.
Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto

Искусство удивлять

Ирвин Пенн родился в 1917 году в американском штате Нью-Джерси в семье медсестры и часовщика — евреев-иммигрантов из России. Через пять лет у него появился младший брат Артур. Отец мечтал, что сыновья пойдут по его стопам, но братья прославились на весь мир в сфере искусства. Артур стал известным голливудским режиссером, а Ирвин — успешным американским фотографом. Великим его сделали высокомерные, вечно недовольные учителя. Желая стать художником, в 18 лет Ирвин поступил на курс рекламного дизайна в Школу искусств при Филадельфийском музее в класс к Алексею Бродовичу, арт-директору журнала Harper’s Bazaar. Гений дизайна, вождь и духовный наставник студентов преподавал фотографию и требовал: «Удиви меня!» Ирвин Пенн взялся за камеру в поисках нового художественного языка и даже был принят ассистентом Бродовича в Harper’s Bazaar, однако не оставил идеи стать художником. На некоторое время он уехал в Мексику, занялся живописью, но собственные картины так разочаровали его, что он избавился от них.

Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto
Если я смотрю на какой-либо предмет в течение некоторого времени, то зрелище зачаровывает меня. Это и есть проклятье фотографа. Ирвин Пенн

Снимай сам!

Вернувшись в Нью-Йорк, устроился в Vogue, став помощником арт-директора Александра Либермана, который вспоминал их первую встречу так: «Передо мной стоял молодой американец, который, казалось, не был испорчен европейским маньеризмом или культурой. Я помню, он был в спортивной обуви и без галстука. Меня поразила его прямота и любопытная немногословность, ясность в постановке вопроса и свобода в принятии решения». Когда новичок пожаловался боссу на то, что штатные фотографы не хотят воплощать его идеи съемки обложек, Либерман бросил ему: «Снимай сам!» Вызов принят — первая обложка Ирвина Пенна для Vogue, на которых человеческое лицо и тело стали главными художественными высказываниями, доведенными до графического совершенства, появилась в октябре 1943 года. Его элегантным обложкам не уступали портретные снимки знаменитостей: индифферентный фон и ощущение тишины, акцент на позу и выражение лица, фактурность и глубина образа. В 1950 году Пенна послали в Париж снимать модные коллекции. Он арендовал студию и снимал при дневном свете на фоне старого театрального занавеса вместо стены. Моделью была его будущая жена — богиня глянца, немыслимо утонченная и грациозная Лиза Фонсагривс, уже невероятно успешная, первая в истории супермодель. Она была старше его на шесть лет, имела сложившуюся семейную жизнь, но это не помешало их сильным чувствам.

Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto
Хорошая фотография это та, которая сообщает о факте, касается сердца и оставляет зрителя изменившемся человеком после того, что он увидел. Ирвин Пенн

Славные картинки

Лиза Фонсагривс обладала репутацией уникальной модели, которая могла продавать не только драгоценности и вечерние платья, но также пирожные, автомобили, путешествия — все что угодно! А Ирвин Пенн был настоящим профи — вместе они составили великолепный семейный и деловой альянс. В 1952 году руководство Vogue отказалось от услуг Пенна, сославшись на то, что его фотографиям не хватает гламура. Фотограф объяснял: «Они хотели от меня славных, сладких, чистеньких картинок с хорошенькими девочками. До тех пор я старался делать фотографии, после этого я начал производить предметы потребления». Тем не менее журнал никогда не прекращал с ним сотрудничества — фотограф снял для Vogue больше 160 обложек. В истории моды Ирвин Пенн прославился сотрудничеством с японским модным домом Issey Miyake, а также концептуальными провокационными beauty-съемками. Для отдела красоты Vogue он сделал такие иконические кадры, как лицо, облитое сливками, для материала об увлажняющих средствах, или кадр с губами и пчелой, очевидно, соблазнившейся красной помадой.

Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto Пчелы и сливки Ирвина Пенна_foto

Творческие эксперименты

Помимо коммерческих проектов, Ирвин Пенн занимался авторской фотографией. Он экспериментировал в жанре ню, создав серию обнаженной натуры, показанной авангардно, скульптурно и фрагментарно. Работал над изображениями разносчиков газет, мясников, пекарей, уличных торговцев, трубочистов под единой темой «Такая профессия». Делал портреты знаменитостей: Марлен Дитрих, Сальвадор Дали, Игорь Стравинский, Артур Рубинштейн, Эльза Скиапарелли, Марсель Дюшан, Луи Армстронг, Трумен Капоте, Джон Малкович были в буквальном смысле загнаны в угол. Пенн объяснял, что смысл этой манипуляции — выведение из зоны комфорта — в том, что модель начинает выстраивать с пространством новые взаимоотношения и вообще избавляется от пафоса, свойственного известным людям. Из заграничных командировок он привозил сотни портретов местных жителей, в том числе знаменитую фотографию «Дети из Куско» 1948 года, а также серию «Миры в маленькой комнате», которую он сделал в передвижной фотостудии. Благодаря этой коробке он мог воссоздать свой излюбленный однотонный фон и снимать туземцев Асаро или крестьян Перу в том же нейтральном окружении, что и моделей на своих фотографиях для журналов моды. Все эти снимки выполнены в редкой сложной технике платиновой печати, которая позволяет фотографиям храниться тысячи лет.

Автор: Кристина Фадина