Альфред Эйзенштадт. Момент истины

На Таймс-сквер царила невероятная суматоха. Услышав по радио новость о том, что Вторая мировая война окончена, люди выходили на улицы, чтобы разделить радость со всеми. Корреспондент журнала Life Альфред Эйзенштадт бросился со своим фотоаппаратом в гущу событий.
Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto
Неподалеку от того места на Таймс-сквер, где произошел исторический поцелуй, установлена статуя, повторяющая сюжет фотографии.

Культовый поцелуй

Будучи человеком скромного роста, он практически растворился в толпе, где его внимание привлек молодой моряк, носившийся по улице и в избытке чувств обнимавший встречных женщин. Увидев, что парень схватил что-то белое, фотограф нажал на кнопку в момент, когда тот поцеловал медсестру. Случайный кадр, в котором столько удали и счастья, был сделан 14 августа 1945 года, напечатан через неделю в журнале Life и стал символом мира. Задетые за живое тем, что на фото не видно лиц, журналисты долгие годы занимались установлением личностей героев снимка, на звание которых претендовали многие, кто хотел быстрой славы. Отчасти именно благодаря этому кадр получил такую популярность. Пик карьеры Альфреда Эйзенштадта пришелся на время, когда телевидение только зарождалось, главным медиаинструментом была фотография, а основным источником новостей являлись газеты, качество печати которых оставляло желать лучшего: текст еще более-менее читался, но иллюстрации были совершенно невнятными. Каков же был восторг публики, натренированной в чтении газет, когда ей предложили возможность получать актуальную информацию обо всем, что происходит в жизни, из журнала, полного великолепно напечатанных фотографий на широкоформатной глянцевой бумаге. Разумеется, в редакции журнала Life работали фотографы особой касты — отважные и честные, находящиеся в непрерывном движении, не расстающиеся с камерой ни на параде, ни на пожаре. Таким и был Эйзенштадт, говоривший: «С камерой в руках я не знаю страха».

Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto
Альфред Эйзенштадт прожил 97 лет, не теряя репортерского темперамента, оставаясь ловким, оптимистичным, любознательным. Он шутил: «Мне интересно все, что происходит в мире. Если ученые обнаружат, что у тараканов на голове есть волосы, это меня тоже заинтересует. Куда бы я ни пришел, я всегда самый старый, но я хочу все знать».

Маленький человек

Один из отцов фотожурналистики, он был человеком чуть больше полутора метров ростом и предпочитал миниатюрную камеру Leica, чем пользовался как преимуществом для избранного им типа съемки, которая требовала от него незаметности. Он вел себя как любитель с непритязательный аппаратурой. «Мне не нужны ассистенты. Даже я сам уже лишний, хватило бы одной камеры», — говорил Эйзенштадт. Известная итальянская актриса Софи Лорен, которая сделала Эйзенштадта персональным фотографом, уверяла: «Наше знакомство с Эйзи было любовью с первого взгляда. Он стал моей тенью. Но он никогда не пытался вмешиваться в мою жизнь». Однако Эйзенштаду приходилось фотографировать не только очаровательных див. Во время фотосессии Эрнеста Хемингуэя в его лодке писатель в ярости разорвал на себе рубашку и грозился выбросить Эйзенштадта за борт. Ту съемку на Кубе в 1952-м фотограф вспоминал не раз: «Хемингуэй чуть не убил меня». Он является автором двух показательных кадров Йозефа Геббельса на встрече Лиги Наций в Женеве, сделанных в саду отеля Carlton. На первом политик широко улыбается, не обращая внимание на фотографа, на втором его глаза полны злости и презрения: ему сообщили, что камера принадлежит еврею.

Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto Альфред Эйзенштадт. Момент истины_foto

Репортерские будни

Альфред Эйзенштадт родился в Пруссии в обеспеченной семье, молодость провел, обучаясь в Берлинском университете. Первую камеру получил в подарок от родителей на четырнадцатилетие. Во время Первой мировой войны был призван в немецкую армию, а когда все закончилось, продавал пуговицы и ремни в Берлине и подрабатывал фотожурналистом. В 1935 году он эмигрировал в Соединенные Штаты, где практически сразу получил приглашение в журнал Life, в котором прослужил несколько десятилетий, став автором десятков обложек, бесчисленных репортажей и неформальных портретов знаменитостей. Жаклин Кеннеди, одевающая на прогулку маленькую дочь Кэролайн, Сальвадор Дали с женой на новогодней вечеринке в Нью-Йорке, образы задумчивых американцев, подающих налоговые декларации, старая попрошайка, играющая на аккордеоне перед Карнеги-холлом, — мир Эйзенштадта состоял из последовательности скоротечных моментов, и каждый из них нес в себе нечто значительное, являясь слепком с эпохи.

Автор: Кристина Фадина