Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса

Катарский отель Mondrian Doha — потрясающая воображение абсурдистская восточная сказка. Небывалые чудеса начинаются прямо с порога: холл украшен белоснежными сюрреалистичными деревьями исполинских размеров и гигантскими торшерами-грибами, вырастающими из цветущих ковровых лужаек. К потолку подвешены огромные золотые люстры-колокола, создающие волшебную симфонию света.
Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto
Стремительным вихрем к верхним этажам взмывает черная ажурная лестница. На фоне этой великолепной барочной оргии пышных округлых форм и буйных растительных орнаментов минималистичная мебель выглядит скромно и прозаично — так задумано автором интерьера, знаменитым дизайнером Марселем Вандерсом.

Марсель Вандерс не испытывает никаких симпатий к минимализму: «Я не считаю, что делать минимум — хорошая идея. Дизайн должен быть не минимальным, а оптимальным. Я — оптималист! Но не максималист. Оптимальный дизайн вовсе не означает «перегруженный», он может быть как вызывающим, так и скромным. Думаю, минимализмом увлекаются дизайнеры-лентяи, потому что… ну что там делать? Когда я делаю вещь, я вкладываю в нее максимум любви. Я отец этой вещи. Поэтому я не могу выбирать простые и очевидные ходы». На визитке Марселя Вандерса написано: «Дизайнер новой эры», что вроде бы подразумевает некое новаторство.

Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto
Колокольчик — излюбленный символ Марселя Вандерса, присутствующий в светильниках Bell, которые в коллекциях Moоoi существуют в нескольких размерах и цветах. Марсель Вандерс говорит о колоколе как о ранней форме общения, объединявшей людей для торжеств и собраний.

Однако великий голландец не изобретает ничего небывалого. «Мы придумываем мало нового — просто устанавливаем новые связи… Мир дизайна слишком сосредоточен на молодежи, а я помню, что у меня есть мать, и мои вещи должны ей нравиться», — объясняет свою позицию Вандерс. Он работает с историческим материалом, используя образцы и прототипы разных стилей, чаще всего барокко. Парадный, экзальтированный, контрастный и динамичный декор барокко — основа авторского стиля Вандерса. Он создает развлекательный и провокационный дизайн с историческим уклоном.

Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto
Помещения отеля украшены орнаментальными коврами Moooi Carpets, вазами One Minute Delft Blue Vase с эффектом «росписи за минуту», мозаичными стеновыми панно Bisazza с сюжетами аллегорического характера — все авторства Марселя Вандерса.

Марсель Вандерс — истинный голландец: живет в Амстердаме, передвигается на велосипеде, не помнит, когда в последний раз покупал костюм, однако к оформлению жилого пространства относится с сентиментальным трепетом. Со времен XVII века, когда маленькая нация торговцев и мореплавателей отвоевала независимость, голландцы одинаково любят и окружить себя самыми качественными, дорогими, красивыми вещами, и посмеяться над собственной буржуазностью. Известно свидетельство современника: «Нет такого бедного горожанина, который не желал бы обладать произведениями живописи, предпочитая даже сокращать расходы на еду».

Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto
— Интерьер отеля — это то, что запоминается на всю жизнь; то, что дарит ощущение радости; то, что потом рассказываешь своим друзьям. Безусловно, я в проектировании интерьеров отеля создаю некую магию, другой мир. И считаю, что Mondrian Doha является прекрасным примером этой моей идеи. В этом отеле интересно находиться, познавать его и бесконечно всему удивляться. Марсель Вандерс

Ажиотажный спрос на живопись способствовал беспрецедентному триумфу голландских живописцев. Современный голландский дизайн — плоть от плоти традиций изобразительного искусства Нидерландов, а самый яркий его представитель — Марсель Вандерс. Мозаика для Bisazza, люстры и вазы для Baccarat, столовые приборы для Christofle, интерьеры отелей для сетей Mondrian и Andaz, мебель по заказу Louis Vuitton — Вандерс с удовольствием работает во всех жанрах. А самые смелые вещи, вроде ваз в форме слизи, делает для собственной марки Moooi, которую основал в 2001 году.

Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto Доха. Арабское барокко Марселя Вандерса_foto
Мотивы традиционного искусства арабских стран сочетаются с барочной эстетикой — контрастной черно-белой гаммой и акцентом на золотой цвет, масштабными формами и чувственным декором.

Занимаясь внутренним убранством отеля Mondrian Doha, Вандерс решал три задачи: создать пространство, отвечающее местной культуре, сделать так, чтобы оно было понятно гостям со всего мира, и оставить на нем отпечаток своего авторского стиля. Филигранная арабская вязь, изумительной красоты мозаика, пикантная восточная пестрота — ориентальные мотивы заметны в любых помещениях, от холла и ресторанов до роскошных пентхаусов и номеров для новобрачных. И все сделано для того, чтобы гостей ни на минуту не покидало ощущение красоты фантастической вселенной Mondrian Doha.

Автор: Кристина Фадина