Мэгги Смит. Дама с характером

Как мало на свете стариков, владеющих искусством быть стариками, для которых почтенный возраст — удача и успех! Кинозвезда прошлого века, британская актриса Мэгги Смит была уверена, что ее карьера давно достигла апогея. Однако в семьдесят лет на нее обрушилась небывалая слава.
Мэгги Смит — семикратный лауреат премии BAFTA (четыре награды за лучшую главную роль, одна — за лучшую роль второго плана, две — специальные), двукратный лауреат премии «Оскар» (1970, 1979), четырехкратный лауреат «Эмми» (2003, 2011, 2012, 2016) и кавалер ордена Кавалеров почета, дама-командор ордена Британской империи.

Скромный кумир

После выхода на экраны фильмов о Гарри Поттере, где она сыграла роль патронессы школы волшебства, с ней стало здороваться множество незнакомых детей. Один ребенок даже спросил: «Вы правда были кошкой?» Она усмехнулась каждой морщинкой бледного лица, дернула тонкой бровью, сверкнула полупрозрачным надменным взглядом и отрезала: «Очнись! Как это вообще возможно?!» Но даже амплуа Минервы Макгонагалл — заместителя директора, а затем директора Хогвартса, преподавателя трансфигурации, которая может принимать облик полосатой кошки, не стало пиком популярности ветерана кино и театра Мэгги Смит. Когда ей перевалило за семьдесят пять, на экраны вышла великолепная историческая драма о британских аристократах «Аббатство Даунтон», где она сыграла полюбившегося зрителям персонажа — вдовствующую графиню Кроули. «После «Аббатства Даунтон» я перестала гулять без сопровождения. Когда зевак слишком много, я просто убегаю, — рассказывает Мэгги Смит. — Однажды я села в такси, водитель узнал меня и спросил, когда начнется следующий сезон «Даунтона». Прежде чем я успела что-то ответить, он добавил: «Я всегда смотрю его, когда не идет футбол». Это, конечно, ставит тебя на место».

Пропавший лауреат

К собственной сенсационности Мэгги относится с сарказмом, а официальные чествования актерских заслуг и вовсе игнорирует. Когда, в очередной раз выиграв номинацию премии «Эмми» в категории «Лучшая актриса второго плана в драматическом сериале», она снова не приехала на мероприятие, ведущий Джимми Киммел позволил себе шутку: «Дамы и господа, я рад сообщить, что лучшей актрисой второго плана стала Мэгги Смит! А вообще я не понимаю, почему мы ее постоянно награждаем? Это ее четвертая победа, не говоря уже о том, что еще 5 раз она была просто номинирована. Как ни печально об этом говорить, но Мэгги ни разу не побывала на премии «Эмми». Мне кажется, что ей стоило бы сесть в самолет и прилететь сюда, а то в следующий раз она будет забирать свою награду в «Бюро находок и потерянных вещей». Однако коллегам актрисы остроумие ведущего показалась бестактным, ему напомнили не только о возрасте Смит, но о ее шатком здоровье и плотном рабочем графике.

Тяга к искусству

«Меня уже не гримируют перед съемками», — язвит ветхая с виду озорница Мэгги Смит, которой скоро исполнится 86 лет. Как только закончилась работа над «Аббатством Даунтон», позапрошлой весной после двенадцатилетнего перерыва она вышла на театральную сцену, чтобы сыграть роль Брунгильды Помзель, секретаря Йозефа Геббельса в спектакле A German Life, который поставил Bridge Theatre. «Гонорары за «Гарри Поттера» — это моя пенсия. Я одинока, поэтому счастлива помочь своим детям оплатить обучение их детям, — откровенничает актриса. — Я очень благодарна за работу в «Гарри Поттере» и «Аббатстве Даунтон», но, сказать по правде, это не принесло мне удовлетворения. Я не ощущала себя актрисой в этих проектах. Я так хотела вернуться на театральную сцену, потому что именно театр — мой любимый вид искусства. И у меня было ощущение, что я не до конца в нем реализовалась». Удивительно, что в юности Мэгги Смит даже не мечтала стать актрисой. «Я хотела быть яркой, но никогда такой не была. Подозреваю, я была безнадежна», — объясняет она свои чувства в те годы.

Не с ее лицом!

Когда Мэгги исполнилось шестнадцать лет, один из учителей предложил ей попробовать себя в актерстве, что привело девушку в полное недоумение — за всю жизнь она ни разу не была в театре. «Когда я только поступила в Оксфордскую театральную школу — сейчас уже смешно об этом вспоминать, — говорит актриса, — почти все студенты были мужчины. Вообще большинство колледжей были мужскими, женских было совсем немного. Из-за этой диспропорции нашей университетской театральной школе все время требовались женщины, так что я сразу оказалась востребованной актрисой. Мы делали любительские спектакли — но довольно неплохо. Достаточно неплохо, чтобы потом я получила первую оплачиваемую работу на Бродвее». Родные не особо верили в актерский потенциал Мэгги, бабушка однажды сказала ее матери: «Ты не должна разрешать Мэгги становиться актрисой. Не с ее лицом! Лучше заставь ее выучиться на машинистку».

Харизматичная личность

В действительности Мэгги Смит была своеобразно привлекательна: стройное грациозное телосложение, изящные плавные, но в целом несколько мальчишеские черты лица с огромными обворожительными глазами. Несмотря на хрупкость, импозантная и харизматичная, она обладала потрясающим актерским магнетизмом — даже будучи безвестной или исполняя второстепенную роль, затмевала собой мэтров сцены или главных героинь. Когда будущий автор сценария и продюсер «Аббатства Даунтон» Джулиан Феллоуз пятнадцатилетним мальчиком пришел в театр на постановку «Отелло», он полагал, что его поразит легендарный Лоуренс Оливье в главной роли. Вместо этого он был буквально околдован Дездемоной, сыгранной Мэгги Смит. К семидесятым годам ее карьера пошла в гору. В 1970 году она получила «Оскар» за роль в фильме «Расцвет мисс Джин Броди», а в 1979 году — за «Калифорнийский отель». Однако карьерному успеху сопутствовали неудачи в личной жизни.

Служебный роман

Мэгги Смит вышла замуж в 33 года за Роберта Стивенса, который был ведущим актером в первые годы существования Британского Королевского национального театра. Самый уважаемый актер своего поколения, одно время он даже считался естественным преемником Лоуренса Оливье. Они полюбили друг друга, вместе играя в театре и снимаясь в кино, однако Мэгги оказалась успешнее супруга, а он не мог пережить поражения, самоутверждался, заводя романы на стороне, утешался алкоголем и загулами.  За время восьмилетнего брака у пары родилось два сына, Тоби Стивенс и Крис Ларкин, которые также стали актерами. Будучи взрослым, в интервью один из сыновей сказал: «Для матери разрыв с отцом был крайне болезненным, ведь она все еще очень любила его. Но его поведение сделало ее положение невыносимым». Вскоре после развода актриса вышла замуж за давно влюбленного в нее драматурга Беверли Кросса и прожила с ним долгую счастливую жизнь, пока не овдовела.

Старость в радость

Старость — дурная привычка, которую не успевают приобрести очень занятые люди. Это о Мэгги Смит. Она продолжает работать, хотя постоянно ворчит, будто съемки в ее возрасте даются нелегко: «Знаете, Бетт Дэвис была права. Старость — не для неженок». Последние двадцать лет она живет одна, находя радость в работе и дружбе с актрисой — еще одной британской знаменитостью — Джуди Денч. Много лет назад они познакомились в театре и с тех пор не расставались. Вместе снимались в фильмах «Комната с видом», «Чай с Муссолини», «Дамы в лиловом», «Отель «Мэриголд»: лучший из экзотических» и «Отель «Мэриголд». Заселение продолжается». Друзья называют Мэгги самой веселой англичанкой в мире: «У нее потрясающее чувство юмора. Если вы с ней ужинаете, на другой день все болит, потому что вы слишком много смеялись». В то же время коллеги осведомлены о ее несносном характере. Режиссер Роберт Олтман как-то заметил: «Мэгги в плохом настроении на несколько порядков хуже любого другого человека в таком же расположении духа».

Главное — не останавливаться!

В мгновение ока из веселой эксцентричной старушки она превращается в нахальную чертовку, осыпающую окружающих проклятьями, а иногда даже применяющую силу. Как вспоминают ее коллеги по съемкам «Аббатства Даунтон», Мэгги Смит пришлось воспользоваться тростью, чтобы отгонять от себя чрезмерно общительного помощника режиссера. Смит объясняла это тем, что «не терпит дураков, а они, в свою очередь, не терпят меня, поэтому иногда я кажусь колючей». Она ужасно раздражается по пустякам, но сохраняет хладнокровие и чувство юмора, когда дело касается серьезных проблем. Во время съемок последней части саги о Гарри Поттере, когда у Мэгги Смит обнаружили рак груди, она даже не подумала прерывать роботу, проходила химиотерапию, продолжая сниматься. В молодости она пережила базедову болезнь, характеризующуюся плохим самочувствием и периодическим опуханием глаз. Потеря лица — вот настоящая трагедия для актрисы. «У рака есть свои преимущества. Моя химиотерапия взбодрила гримеров «Гарри Поттера»: парик надевается гораздо легче, когда на голове нет ни единого волоска», — шутила Мэгги Смит, которая кажется абсолютно неунывающей и бесстрашной. Единственное, чего она боится — потерять активность и независимость. Недавно Джуди Денч рассказала в интервью: «Я тут на днях видела Мэгс, и она сказала: «Боже, думаю, мне скоро запретят водить».

Автор: Кристина Фадина