Супершины и самые красивые девушки планеты

Все началось с красивого женского бедра, просвечивающего в разрезе распахнувшегося от ходьбы полосатого купального халатика. И вот тогда мир забыл, что Pirelli — это супершины. Точнее стало выражение: «И шины тоже. Но не только!»
Альберт Уотсон, 2019

До определенной даты история итальянской компании Pirelli и в самом деле интересна, пожалуй, только ей самой, поскольку с первого дня своего основания в конце позапрошлого века фирма занималась весьма специфическим делом: производила автомобильные шины да высоковольтные и телекоммуникационные кабели. Свободные и экстравагантные шестидесятые подарили миру Pirelli-художника. Справедливости ради заметим, что к искусству тяга была давняя: еще в 1883 году знаменитый миланский театр Ла Скала сделал фирме заказ на производство кабелей, и здание театра стало первым в Европе помещением, полностью освещавшимся с помощью электричества.  Сегодня связь между «резинщиками» и искусством приносит  великолепные плоды.

Сара Мун, 1972

Итак, в 1963 году сотрудники британского филиала Pirelli решили сделать новогодние подарки своим покупателям и выпустили ограниченным тиражом календарь с фотографиями полуобнаженных девушек. Девушки были хороши. Успех проекта был ошеломляющим. А следом пришла и мировая известность самому концерну Pirelli. И немудрено, ведь для фирмы трудились самые незаурядные фотографы мира, которые, всяк по-своему, облекали в художественную форму мужские мечты. То самое женское бедро в разрезе халатика увековечил Роберт Фриман. Он сделал этот снимок на Майорке для календаря 1964 года. Фотографы ездили на знаменитые пляжи (а где еще наиболее естественно и романтично выглядит не обремененное одеждой женское тело, как не в объятиях ветра и моря?), и там создавали оды свободному слиянию с природой — чаще вместе с профессиональными моделями, но не только…

Ханс Фойер, 1974

Календарь 1969 года «На пляже» с многочисленными попками в мокрых бикини, подсмотренными фотографом Гарри Пекинотти на пляжах Калифорнии, был призван вроде бы пристойным образом наводить на непристойные мысли. Все эти крупные планы — приоткрытые пухлые губы, прижимающиеся к горлышку бутылки кока-колы, и девичьи языки, облизывающие розовое фруктовое мороженое, теперь стали привычными, а тогда… Руководство Pirelli продолжало выпуск календарей, несмотря на протесты пуританской общественности. Впрочем, в мире уже началась сексуальная революция, и календари пользовались все большей и большей популярностью.

Уве Оммер, 1984

В начале семидесятых уже вся Британия мечтала заполучить экземпляр знаменитого календаря с красавицами на пляжах Майорки, Марокко, Туниса, Калифорнии. Принцы Филипп и Чарльз, премьер-министр Эдвард Хит получили красавиц на Ямайке (там для календаря 1971 года девушек фотографировал Фрэнсис Джиакобетти) без проблем. А вот Джону Леннону для этого пришлось лично позвонить в лондонскую штаб-квартиру Pirelli. Вскоре Pirelli пришлось конкурировать с несметным количеством изданий, помещающих на своих страницах обнаженных и полуобнаженных красоток. Красавицы Pirelli, меж тем, всегда были на высоте.

 

Норман Паркинсон, 1985; Теренс Донован, 1987; Джойс Теннисон, 1989

После перерыва почти в десятилетие, связанного с нефтяными кризисами и экономическими сложностями, когда компании пришлось временно отказаться от издательской затеи, на страницах календаря Pirelli 1984 года появились не только девушки, но и следы шин. Полушария женских ягодиц, «татуированных» золотым следом от протектора, были взяты таким крупным планом, что заняли всю обложку. С тех пор узнаваемый рисунок протектора либо отдельный s-образный элемент его стали обязательными атрибутами фотосессий. В виде золотых серег, ожерелий и браслетов на темнокожих красавицах Теренса Донована (1987). В виде орнамента на туфлях, шляпке, чулках, меховом манто, украсивших моделей Нормана Паркинсона (1985). В виде высеченного из мрамора орнамента на скульптурных подиумах у Джойс Тенессон — в 1989-м она сняла на поляроидную фотокамеру большого формата «Знаки зодиака» — календарь в  манере французского академизма.

Барри Латеган, 1988; Артур Элгорт, 1990

В 1988-м Бэрри Лейтган снял в Лондоне картины из «балета Pirelli», где в качестве одного из главных персонажей был мужчина. Правда, лица его никто не увидел — он был с ног до макушки обтянут «резиной» — живой изгибающийся серебристо-черный протекторный след. В 1990-м олимпийском календаре Pirelli мужчин не было, а s-образный орнамент был. Все амазонки-олимпийки, запечатленные Артуром Элгортом во время спортивных состязаний во вкусе Лени Рифеншталь — от прыгуний в высоту до метательниц диска и фехтовальщиц на мечах, — были облачены в туники с орнаментом Pirelli, издали напоминающие шкуры леопарда.

Херб Риттс, 1994

Чтобы отпраздновать тридцатую годовщину со дня рождения календаря, компания Pirelli пригласила Херба Ритца (знаменитость, автор музыкальных видеоклипов для Мадонны и Майкла Джексона) вместе с четырьмя топ-моделями Синди Кроуфорд, Хелен Кристенсен, Кейт Мосс и Карен Александер — то есть с теми, чьи лица и тела во многом стали символами 1990-х.

 

Ричард Аведон, 1995

А год спустя Ричард Аведон своим талантом довел идею фотографировать для Pirelli супермоделей до абсолюта. Он пригласил Наоми Кэмпбел, Кристи Тарлингтон, Надю Ауэрман и «новенькую» Фару Саммерфорд воплотить своей красотой четыре времени года. На обложке календаря 1995 года, который так и назывался — «Четыре времени года», были помещены фотографии четырех обнаженных женских тел, взятых фрагментарно — от талии до коленей. Формы их, разумеется, просто безупречны, линии бедер восхитительны, и подобно тому, как в музейных каталогах размещают изображения драгоценных ваз, тела красавиц были продемонстрированы на светлом однотонном фоне. Ничего лишнего, только холм Венеры был декорирован у каждой из аллегорических фигур кусочками льда, цветами, травой и желтыми осенними листьями соответственно.

Образы, созданные фантазией Аведона, хрестоматийно-прекрасны. «Зимняя» Надя Ауэрман в ледяной маске-шлеме (январь). Фара Саммерфорд, ставшая аллегорией весны — к ее влажной коже прилипли зеленые травинки и стрекоза, а пестрая змейка обвилась вокруг запястья живым браслетом (апрель). Знойная Наоми Кэмпбел со светлыми песчинками на смуглой спине и ягодицах (июль) или царственным (хоть и сусальным) золотом августа на коже и темных волосах символизировала лето. Кристи Тарлингтон досталась осень — фотограф опутал полуобнаженную модель сухой лозой и разметал «ноябрьским» ветром ее роскошную шевелюру. Рафинированные работы Ричарда Аведона — не просто символ определенного времени, но искусство высокой пробы.

Хельмут Ньютон, 2014

Нельзя не упомянуть и о том, что технические возможности цветной фотографии к середине девяностых шагнули далеко вперед по сравнению с шестидесятыми годами прошлого века, когда календарь Pirelli только завоевывал свою популярность.

Впрочем, в 1972-м для календаря Pirelli работал один фотограф, у которого возможности тогдашней фототехники удачно обыграны художественным приемом. Вернее — работала: это была фотограф-женщина, бывшая модель по имени Сара Мун. Съемки на этот раз впервые с 1963 года осуществлялись не на пляже, но на вилле в предместье Парижа. Атмосфера первых десятилетий прошлого века, переданная во вкусе  французского импрессионизма, царит на этих фотографиях, где очаровательные француженки, так похожие на женщин Дега, только более изнеженные, сладкие и утонченные, заняты своим туалетом: одеваются, причесываются, примеряют, гладят и ожидают — любовника, клиента? Эротизм фотографий Сары Мун не агрессивен, не бросок, фото похожи на сновидение, мираж, грезу — тем и завораживают. К тому же, как ни странно, но полностью обнаженная женская грудь показана на них впервые в истории календаря Pirelli.

Энни Лейбовиц, 2016; Питер Линдберг, 2017; Паоло Роверси, 2020

Стандарты с той поры радикально изменились, включая и общественную терпимость, и представление людей о приличиях. Вкусы и стили  приходят и уходят, а каноны женской красоты постоянно меняются. На обложке последнего издания было решено поместить фото девушки в осеннем пальто — впервые за сорок лет фирма Pirelli выпустила календарь с фотографиями одетых, а не обнаженных женщин. Все-таки календарь Pirelli — не просто самые красивые девушки как они есть, и даже не просто произведение искусства: это лучший рекламный ход двадцатого столетия. Кстати, календарь всегда стоил компании меньше, чем пятнадцатиминутный слот на национальном телевидении, но был, разумеется, гораздо более продуктивен в деле создания имиджа компании.

Как вы думаете, у них опять сработает? И современные мужчины будут по-прежнему восклицать: «О! Пирелли!», имея в виду не только шины?