Маленькая черная книжка

Простой черный прямоугольник с закругленными углами. Совершенный объект, который в руках владельца становится неповторимым. Оказывается, блокнот тоже может быть предметом роскоши. И дело не в дороговизне или эксклюзивности материалов. Просто вместе с канцелярской мелочью вы покупаете частичку великой интеллектуальной и художественной истории и становитесь ее частью.
«По улице Бонапарта я дошел до улицы Гинемэ, потом до улицы Асса и зашагал дальше по Нотр-Дам-де-Шан к кафе «Клозери-де-Лила». Я сел в углу — так, чтобы через мое плечо падали лучи вечернего солнца, и стал писать в блокноте». Эрнест Хемингуэй. «Праздник, который всегда с тобой»

Тайный помощник

Компьютер дома, компьютер на работе, компьютер в кармане — как вырваться из этого порочного круга, который обесценивает способность хранить впечатления? Один из способов побега — запись мыслей от руки на листах записных книжек марки Moleskine, чье название давно стало нарицательным обозначением культового блокнота минималистичного дизайна. «Молескин» (ударение на последний слог) следует всюду за своим владельцем, храня воспоминания, плоды воображения и впечатления от путешествий. Уже более двух веков дань уважения ему отдает европейская творческая интеллигенция: писатели, журналисты, художники, архитекторы, дизайнеры.

Ежедневник авангардиста

Двести лет назад во французском городке Туре возникло маленькое семейное переплетное производство. Фирма снабжала канцелярские магазины Парижа записными книжками в прочной обложке, со скругленными углами и резинкой, не позволяющей книжке распахиваться. Предполагалось, что блокнот будет использоваться для хозяйственных нужд, но его достоинства оценили представители художественного и литературного авангарда. Надежный и удобный спутник в путешествиях, блокнот заключил в себе бесценные наброски, заметки, рассказы и идеи, которые в один прекрасный день становились известной картиной или страницами великой книги.

«Самый полезный путеводитель — тот, который составишь ты сам». Олдос Хаксли

Возьму всё, что есть!

Молескины породили культ после того, как были сняты с производства. Когда английский писатель и путешественник Брюс Чатвин перед поездкой в Австралию в 1986 году пришел в парижскую канцелярскую лавочку, чтобы по привычке купить записную книжку в черной обложке, ему сообщили, что предприятие в Туре закрылось. Чатвин приступил к скупке всех блокнотов, которые только мог найти. Он и назвал свои любимые книжки для записей молескинами — по типу материала, которыми обтягивались обложки. Слово moleskine когда-то обозначало вощеный холст и заменители кожи.

Пишу, как классик

В 1997 году группа итальянских дизайнеров создала предприятие Modo & Modo и зарегистрировала торговую марку Moleskine. Итальянцы вернули легендарные французские записные книжки к жизни, выбрав им имя в русле литературной традиции и присовокупив красивую историю о том, что такими же книжками пользовались для набросков Ван Гог и Пикассо, Сартр и Аполлинер, Уайльд и Хемингуэй. Они писали и рисовали не буквально в молескинах, а в очень похожих блокнотах. Но за красивую историю покупатель с удовольствием выложит лишний доллар.

«Потеря паспорта была меньшей из моих забот, потеря блокнота — вот это была катастрофа». Брюс Чатвин

Бумажная память

Идея вернуть в мир цифровых технологий блокнот для заметок оказалась на редкость плодотворной. Молескин — это уже не только и не столько блокнот, сколько символ утонченного вкуса, частичка прекрасной легенды, сохраняемой каждым из его обладателей. Владельцы молескинов составляют некий клуб посвященных. Общение с любимым блокнотом не терпит суеты, это определенного рода аристократизм и отказ от плодов цивилизации. Маленькая черная книжка знает: лучшие строки или наброски рождаются в соприкосновении карандаша и бумаги, а написанные от руки буквы обладают собственной памятью.

Как он выглядит?

Классический молескин — черный, прошитый нитками блокнот в твердом переплете, запирающийся на эластичную ленту. Страницы со скругленными углами не желтеют со временем, быстро впитывают чернила. В молескине есть закладка и кармашек для бумаг на внутренней стороне обложки.

Каждому — свое

Выпускаются специальные молескины для художников, журналистов, музыкантов (с нотным станом), сценаристов (с раскадровкой), путешественников (с картами, страницами для записи адресов и впечатлений).

Киноблокнот

Молескин много раз снимался в кино. Его можно увидеть в фильмах «Индиана Джонс и последний крестовый поход», «Одиннадцать друзей Оушена», в руках Николаса Кейджа в «Сокровище нации». Одри Тату пользуется молескином в «Амели», Ричард Гир — в «Давайте потанцуем», Мэрил Стрип — в «Дьявол носит Prada», Том Хэнкс — в «Коде да Винчи».

Автор: Игорь Цалер
Фотограф: Dreamstime.com