Громкие жесты Сантьяго Калатравы

Работы Сантьяго Калатравы нередко сравнивают с гигантскими скульптурами. Испанский архитектор, инженер и художник создает транспортные узлы, культурные центры и небоскребы, вызывающие в воображении скелеты древних гигантов и своды готических соборов.
Город искусств и наук, Валенсия/Театр L’Hemisfèric, Валенсия

Застывшая природа

Со времен великого фантазера Антонио Гауди никто не сочетал архитектуру, скульптуру и инженерию настолько эффектно, чтобы создавать работы, которые кажутся продолжением природного ландшафта. Сантьяго Калатрава покорил мир ослепительно футуристическими, устремленными в небо конструкциями, которые кажутся живым. Планетарий в Валенсии похож очертаниями на человеческий глаз. Небоскреб Turning Torso в Мальме построен по образцу дискобола перед броском. Здание Лионского аэропорта, дополненное бетонными крыльями песочного цвета, создает ощущение готовой к взлету птицы. Вокзал в Лиссабоне состоит из десятков стальных колонн, увенчанных навесом из граненого стекла, напоминающим тропические пальмы. Сантьяго Калатрава развил страсть к движению и форме в родной Валенсии, когда в подростковом возрасте делал наброски летящих голубей. Впоследствии он получил ученые степени в области инженерного дела и архитектуры, а затем на протяжении двух десятилетий совершенствовал авторский стиль, основанный на мотивах, найденных в естественном мире. Тем не менее, Калатрава не любит описывать свою работу как вдохновленную природой. Он любит цитировать Родена, который заметил, что вдохновения не существует.

 

Вокзал Ориенте, Лиссабон/Художественный музей Милуоки, США

Инженер с душой поэта

Будучи архитектором и инженером по образованию, Сантьяго Калатрава считает себя в первую очередь художником. Когда нью-йоркский Метрополитен-музей представил выставку скульптур и моделей Калатравы, это была самая масштабная выставка, которую Met когда-либо посвящал ныне живущему архитектору. Испанский мастер избегает работы с компьютером и чертежным оборудованием. Акварельный эскиз является неотъемлемой частью его творческого процесса. Однажды во время конкурса на проект высокоскоростной железнодорожной станции в бельгийском Льеже участники представили на суд комиссии примеры своих работ. Калатрава принес с собой лишь кисть — и выиграл. По сравнению с работами его коллег проекты Калатравы обращаются скорее к сердцу, чем к разуму. При всей структурной сложности они создают впечатление величественного сакрального пространства. Калатрава сознательно стремится вызвать чувство трансцендентности в зданиях, посвященных повседневному опыту: «Даже железнодорожные вокзалы могут создавать атмосферу величия». Именно такова станция метро возле подножия башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке с ее силуэтом огромной белой птицы и просторным залом, отделанным белым мрамором.

 

Автор: Игорь Цалер
Фотограф: Dreamstime.com