Готический зверинец

Мы живем в мире, в котором создание все более реалистичных монстров поставлено на поток, и привыкли к экранным ужасам. Но гротескные каменные существа, веками взирающие на людей с карнизов готических соборов, не утратили ни толики своей впечатляющей жутковатости. В готике и впрямь заключена какая-то магия.

Оживший дренаж

Многообразные гаргульи на соборах имеют одного общего легендарного предка — гигантского змея, который в VII веке наводил ужас на жителей берегов Сены, извергая воду, переворачивая лодки и затопляя дома. Лишь архиепископу Руана удалось сладить с чудовищем: Святой Роман усмирил змея крестом и заманил его в город, где тот был сожжен. Якобы в память о подвиге подвижника на соборах и начали ставить уродливые змеиные головы, изо рта которых льется дождевая вода. Вроде бы назначение у гаргулий вполне утилитарное: отвод воды с крыши, чтобы дождь не разъедал раствор в стенах и не размывал фундамент. Кроме того, чудовищные каменные изваяния были призваны охранять замки и церкви от напастей. Но в гаргульях словно до сих пор скрыта какая-то тайна: слишком большое внимание уделяли скульпторы, казалось бы, обычному водостоку. Слишком силен контраст между бесовским обличием и одухотворенным чудом внутреннего убранства собора.

Портал в неведомое

Итальянские гуманисты эпохи Возрождения ввели термин «готика», образованный от названия германского племени готов, для уничижительного обозначения всего средневекового искусства, считавшегося «варварским». Сумрачное великолепие готических соборов оказалось очень притягательным. Мощная энергетика устремленных ввысь шпилей до сих пор оказывает сильнейшее эмоциональное воздействие. Гаргульи — часть этой энергетики, непременный атрибут внешнего воплощения католического мистицизма, в котором бесы на крыше соседствуют с трогательными изваяниями праведников и мучеников. мАнглийский архитектурный историк Фрэнсис Блай Бонд высказал предположение, что гаргульи могли быть своеобразными «слугами» церкви — дьявольскими созданиями, перешедшими на сторону Господа. Но посмотрите в лукавые каменные глазки существ, занявших фасады Кельнского собора, или оцените жестокий прищур монстров на Каталонском соборе в Барселоне: способны ли они на раскаяние?

Всмотреться в себя

Европейские скульпторы XII—XV веков не могли пожаловаться на недостаток фантазии. Сразу видно, с каким нескрываемым удовольствием они ваяли своих уродцев, придавали им выразительную мимику и большое разнообразие поз. Строительство собора подчиняется жестки канонам, а при создании гаргулий зодчим предоставлялась полная свобода. В ход шло всё: пасть дракона, лапки лягушки, голова льва, змеиный хвост, крылья летучих мышей, козлиные рожки, орлиные когти. Обитатели средневековых бестиариев служили аллегорическим воплощением человеческих пороков и должны были пугать именно своей вопиющей греховностью. Мы до сих пор смотрим на горгулий со страхом: в определенном смысле каменные обитатели темных закоулков готической культуры — это мы сами.

Автор: Игорь Цалер
Фотограф: Dreamstime.com