Москва. Дом на Воздвиженке

Древняя улица Воздвиженка густо обставлена впечатляющими особняками аристократов XIX века. И вдруг — среди строгих образцов классицизма обнаруживается дворец из восточной сказки: причудливые витые колонны, ажурные башни, лепнина в виде ракушек. Когда-то над этим чудом потешалась московская публика, ныне здесь проводятся правительственные приемы.

Хочу свой замок!

До 1892 года здесь размещался конный цирк, но после пожара в деревянном здании участок купила Варвара Морозова — представительница знаменитого московского купеческого семейства. Она подарила участок сыну в честь его 25-летия, но Арсений Абрамович Морозов вовсе не спешил строить стандартный классицистический особнячок в духе тех, что уже украшали Воздвиженку. Молодой богач решил возвести самый необычный дом в Москве — в чем и преуспел. За несколько лет до этого он отправился в кругосветное путешествие вместе со своим другом — архитектором Виктором Мазыриным. Во время посещения Синтры в Португалии неизгладимое впечатление на обоих путешественников произвел Дворец Пена, возведенный на холме недалеко от центра города в фантастическом испано-мавританском средневековом стиле. Вернувшись в Москву, Арсений Морозов загорелся идеей построить собственный дом-замок, повторяющий облик португальского шедевра. Сказочный дворец на Воздвиженке сразу стал объектом насмешек и сплетен, газетчики возмущались эксцентричностью миллионера, «уродующего» облик Москвы. Светская сенсация нашла отражение в романе Льва Толстого «Воскресение», в котором князь Нехлюдов, проезжая по Волхонке, размышляет о строительстве «глупого ненужного дворца какому-то глупому и ненужному человеку». И даже мать Арсения, увидев только что построенный дом, в сердцах воскликнула: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать!»

Синтра покорила не только Арсения Морозова. Великий английский поэт Джордж Гордон Байрон побывал в португальском городе в 1809 году, назвав его «раем», «где нет красотам меры и числа».

Дружба народов в штабе анархистов

Арсению Морозову недолго было суждено жить в роскоши экзотического дома. Во время гулянки в 1908 году он поспорил, что прострелит себе ногу и не закричит от боли. Знаменитый на всю столицу кутила выиграл спор — не только выстрелил себе в ногу и не закричал, но и не обратился к доктору. История бравады закончилась заражением крови, от которого 35-летний Арсений скончался спустя несколько дней после рокового выстрела. Со временем биография скандального дома обрастала новыми подробностями. Морозовский особняк служил штаб-квартирой для кружка анархистов. В начале 20-х годов Сергей Эйзенштейн ставил в его залах авангардистские спектакли, в стенах сказочного дворца располагались посольства Японии и Индии. С 1959 года здание было провозглашено Домом дружбы народов, и богатый декор был призван удивлять иностранные делегации. В 1971 году в особняке состоялся самый неформальный концерт советского тура оркестра Дюка Эллингтона. Шикарный купеческий дом по-прежнему удивляет прохожих на Воздвиженке своей яркой экзотичностью: в наши дни он официально зовется Домом приемов. Мог ли знать молодой московский транжира Арсений Морозов, что его воплощенная архитектурная мечта о португальском замке будет использоваться для проведения правительственных дипломатических переговоров?

Автор: Игорь Цалер
Фотограф: Dreamstime.com