Воздушные замки Хундертвассера

«Художник мечтает о домах и о прекрасной архитектуре, в которой человек был бы свободен. И эта мечта становится реальностью». Эти слова, принадлежащие одному из самых удивительных художников и архитекторов 20 века Фридриху Хундертвассеру, могут служить кратким и одновременно очень точным описанием его жизненного пути.

Родившийся в Вене в 1928 году еврейский мальчик по имени Фридрих Стовассер начинает рисовать уже в школе, в 20 лет поступает в венскую Академию изобразительных искусств (в ней он, правда, проучился всего 3 месяца), а в 24 года уже открывает первую персональную выставку в венском Art Club. Известный жителям XXI века прежде всего по своим архитектурным проектам — знаменитые Hundertwasserhaus и Kunsthaus в Вене, комплекс бань в Блюмау (Австрия), церковь святой Варвары в Бернбахе (Австрия), жилой дом Waldspirale в Дармштадте (Германия), сначала Хундертвассер прославился именно как художник. В качестве архитектора он стал работать лишь с середины 80-х годов. А до тех пор много рисовал, разрабатывал почтовые марки и государственные флаги, преподавал, путешествовал. Начав путешествовать по Европе двадцатилетним художником, уже через год он меняет имя, и искусствоведы считают этот момент рождением нового стиля. Не имея законченного художественного образования, после ряда выставок тридцатилетний Хундертвассер становится сразу доцентом Гамбургской школы искусств. Свои идеи он всегда черпал из природы. «В природе нет недостатков, недостатки есть только у людей», — утверждал гениальный чудак. Он всегда вел активную деятельность в защиту окружающей среды и даже удостаивался престижных премий в этой области.

Совершенно закономерно все его архитектурные сооружения идеально вписываются в окружающий ландшафт и сами являются частью единого природного организма, а не чужеродным наростом на ее теле. Хундертвассер всегда ратовал за озеленение крыш, террас и других плоскостей. Из окон его домов растут деревья, они же — на крыше и во внутреннем дворе. Конечно, такие идеи и в середине 20 века, и даже сейчас кажутся весьма и весьма оригинальными. Хундертвассер неоднократно выступал с различными манифестами и публичными лекциями, критикуя современную архитектуру за ее безликость. Однажды он даже читал лекцию в защиту архитектуры как третьей одежды, будучи абсолютно голым. Для Хундертвассера жилище человека — это его третья кожа наряду с кожным покровом и одеждой. И естественно, она должна быть непохожа на чужую. В манифесте о праве окон (“Fensterrecht”) Хундертвассер утверждает право каждого жителя преобразовывать область фасада вокруг своих окон так далеко, как только он сможет достать. Фасад не должен быть безликим. Например, в доме Waldspirale — последнем творении мастера (дом был заселен в 2000 году через полгода после смерти автора) — 1048 окон, и ни одно из них не похоже на другое. Каждая из 105 квартир также уникальна. Не пытайтесь найти на этом фасаде прямые линии или прямые углы — их нет. Так же, как их нет в природе. Во внутреннем дворе есть крошечный пруд, наполняемый дождевой водой, оттуда вытекает ручей, струящийся по вымощенному для него ложу. Летом здесь постоянно резвится детвора. Вокруг —целый сад, а нижние венцы дома подпирают 75 разноцветных колонн, украшенных керамической мозаикой. Waldspirale давно стал главной достопримечательностью современной части Дармштадта, в остальном ничем не примечательного городка в земле Хессен.

Последние 15 лет жизни Хундертвассера были наиболее плодотворны для архитектурного творчества. После того как первый Hundertwasserhaus в Вене был заселен жильцами, интерес к такой архитектуре вырос неимоверно. Только на дне открытых дверей побывало 70 тысяч человек. Посыпались заказы из разных городов и стран. Каждый город стремился украсить себя новой достопримечательностью. Объекты, спроектированные Хундертвассером, есть в Японии, в Новой Зеландии, Швейцарии, Германии, Австрии. Сами по себе объекты разнообразны: выставочные павильоны, церкви, гимназии, бани, мотели, корабль, самолет и даже общественный туалет. Умер Фридрих Хундертвассер, как и подобает настоящему путешественнику, в пути — в Тихом океане на борту судна, идущего в Новую Зеландию. Там он и похоронен — на его собственной земле, которую он выкупил еще при жизни (здесь он жил и работал в 1999 году) в саду, название которого можно перевести как «сад счастливых мертвецов». Впрочем, никто и не сомневался, что великий художник — счастливый человек.

Автор: Ксения Балина