Петергоф. Готическая загадка

22 мая состоится открытие фонтанов в Петергофе. Знакомый каждому помпезный и величественный Петергоф оказывается не так прост, как представляется на первый взгляд. Стойкая репутация петровского творения не позволяет ему раскрыть все стороны своего характера.
Петергоф. Готическая загадка_foto Петергоф. Готическая загадка_foto

В то время как наследники императора-реформатора давно превратили его летнюю резиденцию в лабораторию для собственных — «готических» экспериментов. И открывают их результаты только тем, кто способен пройти дальше всемирно известной парадной.

Петергоф. Царское наследие

В петровские времена Петергоф с легкостью выполнял предначертанную ему функцию — поражал воображение заезжих гостей и олицетворял господство России на пространстве Балтийского моря. После смерти Петра I летняя резиденция стала собственностью царской фамилии и переходила по наследству членам семьи Романовых, вступавших на престол. Они превратили эту территорию в поле для собственных архитектурных экспериментов. Если большинство наследников создавали из приюта уединения первого российского императора место пышных придворных торжеств, то Николай I пошел другим путем. В дамских туалетах Николай Павлович был знатным ценителем «русского стиля», но в архитектуре предпочитал европейскую готику. В начале XIX века этот стиль пленил немало дворянских умов России и получил название «неоготики» или «николаевской готики» — в петербургских интерьерах стали появляться готические окна, ширмы, шкафчики и целые комнаты. А на восточной окраине Петергофа по соседству с резиденцией Петра I в 1826 году в честь своей супруги Александры Федоровны Николай I основал целое готическое поместье — «Александрию». Ему суждено было стать семейным гнездом четырех поколений Романовых.

Петергоф. Ансамбль в деталях

Петергоф. Готическая загадка_foto Петергоф. Готическая загадка_foto

Огромная территория в окружении тенистых дубов как нельзя лучше подходила для развертывания декораций к романтическим произведениям Вальтера Скотта, способствовавших укоренению духа готической архитектуры на российской почве. Эпоха бесстрашных рыцарей и прекрасных дам нашла отражение в малом дворце «Коттедж» в стиле английской готики по проекту шотландского архитектора Адама Менеласа, загадочная судьба которого тоже больше похожа на романтическую легенду о превращении строителя сводов в зодчего императорского двора, чем на реальную жизнь. По всем правилам романтизма новой резиденции предстояло обзавестись собственным гербом. Его создал друг семьи поэт Василий Жуковский, изобразив меч в венке из белых роз на голубом щите с девизом «За Веру, Царя и Отечество». Белая роза символизировала императрицу. А сам герб размещался на фасадах здания и на предметах «готического» хрустального сервиза, специально изготовленного для дворца на Императорском стеклянном заводе. Затем, по закону жанра, летней усадьбе суждено было затеряться в кущах английского сада, дубовых рощах и обширных лужайках, на которых сегодня вместо царских детей играют маленькие жители современного Петергофа.

Петергоф. Православная готика

Петергоф. Готическая загадка_foto Петергоф. Готическая загадка_foto

Дополнил романтическую картину немецкий архитектор Карл Шинкель, подарив Александре Федоровне проект готической капеллы. В 1834 году ее строительство было начато Адамом Менеласом, а после его смерти продолжено Иосифом Шарлеманем. Стрельчатые порталы, окна-розы с витражами, 43 фигуры святых из выколотной меди дополнялись восьмью легкими ажурными башенками, увенчанными вызолоченными православными крестами. Примечательно, что после завершения строительства капеллу обратили в православие. Она была освящена в честь великого князя Александра Невского (к слову, слывшего противником католичества) и стала любимой домовой церковью семьи Николая I. Кстати, именно в ней во время обряда перезахоронения отпевали останки матери последнего российского императора — императрицы Марии Федоровны, привезенные из Дании. Рядом появилось еще одно «готическое» творение — чугунный ажурный навес-беседка над колодцем, изготовленный по рисунку Иосифа Шарлеманя. Сегодня он выглядит так, будто случайно очутился среди цветущих полей «Александрии».

Петергоф. Музей для потомков

Петергоф. Готическая загадка_foto Петергоф. Готическая загадка_foto

Для императорских детей был построен небольшой домик в «русском вкусе». Рядом с ним сейчас можно увидеть воссозданные карусели, на которых катались наследники царского престола. Затем домик был переделан в фермерский дворец: из английского графства Йоркшир прибыли восемь коров и два быка, а к императорскому столу стали подавать свежие продукты собственного производства. Впоследствии и фермерский дворец перестроили в соответствии с потребностями растущей семьи, и он стал летней резиденцией и любимым местом отдыха сына Николая I — взошедшего на престол Александра II. После революции дворец разделил судьбу многих построек Петергофа — стал музеем, затем домом отдыха, а в годы войны превратился в фашистский штаб с бункером. Благодаря Александру Николаевичу в «Александрии» появилась телеграфная станция, а затем телеграфное сообщение стало доступно всем жителям Петергофа. Для этого в городе было построено отдельное здание по проекту знаменитого петербургского архитектора Андрея Штакеншнейдера, соединившего в нем элементы готики и модной в то время стилизации под сельские постройки.

Петергоф. Конюшни

Петергоф. Готическая загадка_foto Петергоф. Готическая загадка_foto

В 1850 году главным архитектором Петергофа становится Николай Бенуа. С его приходом готика выходит на улицы города и облекает в свои формы сугубо утилитарные здания. В Петергофе появляются монументальные придворные конюшни, больше напоминающие средневековый замок. Почта в готическом духе и здание вокзала — синтез храма и инженерной мысли, где на алтарь возложены железнодорожные платформы. Искусствоведы скептически отмечают, что хоть «николаевская готика» и повторяла элементы своего прототипа, но в целом оказалась очень далека от европейских истоков и приобрела характер стилизации. Но даже в таком стилизованном виде тихая и пустынная резиденция императорской семьи, до которой добирается не каждый гость Петергофа, притягивает своей магией и переносит в героические времена «Айвенго».