T: (343) 376-25-00

E: reklama@uam.ru

V: iPad
Обновленный сайт журнала «Уральские авиалинии» теперь и на iPad!
Смотри с друзьями, читай интересные статьи.
Закрыть
№ 10 (122) Ноябрь/Ноябрь 2019
№122

Ян Максин. Человек с футляром

Ян Максин родился в Ленинграде, живет в Чикаго, странствует по всей планете. Мечтал о небе, но стал виолончелистом. Поет на 22 языках мира и продолжает осваивать те, на которых хочет спеть слушателям, отправляясь в каждую новую для себя страну. Кроме музыки, в его жизни есть место для путешествий, горного туризма и, конечно, для полетов.

— Ян, сегодня вы известный музыкант, но когда-то вы создали компанию воздушного такси и показывали туристам Питтсбург из иллюминатора. Вы грезили о карьере пилота?

— Мечтал, как говорят пилоты, о «большом небе» и хотел показать туристам столицу штата Пенсильвания, где я в то время жил, с высоты птичьего полета. Для меня это был единственный способ налетать часы, для того чтобы пересесть на «турбины», ибо в США обучение пилота — дело рук самого пилота и оплачивать «налет» нужно из своего кармана. В музыке так же. Я вкладываю себя в нее целиком, а всю прибыль от концертов — в новые альбомы, видео, реклама, чтобы донести свою музыку до большего количества людей. В этом весь смысл любимой работы, когда это делаешь не ради денег. Но когда вдруг в какой-то момент их еще начинает хватать на жизнь — это класс!

— Мы привыкли видеть виолончелиста в составе оркестра. Как вы решились на такой эксперимент — играть на этом инструменте не характерный для него репертуар: фолк, джаз?

— Когда-то я играл исключительно классику, но мне было душно в ее рамках, и я понял, что для полной самореализации нужно искать свой путь. Сделал это уже в осознанном возрасте — в тридцать лет. В одно прекрасное утро проснулся и понял, что жизнь слишком коротка, чтобы провести ее остаток в группе из ста человек, ежедневно играя музыку, интерпретация которой предопределена дирижером. Есть большое количество людей, которые ловят кайф от слаженной работы в команде. Я же понял, что моя судьба — это самостоятельный полет. Кстати, свой первый самостоятельный полет в качестве летчика я сделал в шестнадцать лет. Это самый незабываемый день в моей жизни.

— Как в вашем репертуаре появляются песни — турецкие, польские, испанские и прочие?

— По-разному. Пригласили выступить на турецкой закрытой вечеринке — я нашел одну невероятно красивую песню, сделал инструментальную версию, позже выучил слова. На концерты в США приходит очень много поляков, мне давно хотелось их чем-нибудь порадовать. И когда я узнал, что танго «Утомленное солнце» было написано польским композитором Ежи Петерсбурским на оригинальный польский текст, то сам Бог велел разучить его. Любовь к испанской и латиноамериканской музыке началась с альбома Buena Vista Social Club, который я заслушал до дыр. Песни Chan Chan и Veinte Anos были первыми, которые я спел на сцене на испанском языке.

— Кстати, о знаменитостях. Кто оказал наиболее сильное влияние на вас и вашу творческую судьбу?

— Когда молодой артист оказывается на сцене со знаменитостью, он начинает осознавать, что тоже способен на что-то большее. Первый раз я почувствовал это, когда выступал с Андреа Бочелли: тогда я понял, за что люди платят такие бешеные деньги. Не только за голос, за что-то гораздо большее. За магию. За волшебство. За связь с вечностью. За то, чего у людей нет в повседневной жизни. Это дороже любых материальных благ. На следующее утро после концерта с Бочелли я сидел на берегу океана, и мне в голову пришла мысль, что я тоже способен на что-то большее.

— В соцсетях вы часто делитесь впечатлениями от тех мест, куда приезжаете с концертами. Как выбираете города для гастрольных выступлений?

— Меня притягивают горы и океан, они заряжают меня энергией. А ведь мне ее нужно очень много для того, чтобы отыграть в каждом городе бомбический концерт, несмотря на ночные перелеты, смены поясов, жесткий график. Это Северная Калифорния, штаты Орегон и Вашингтон в США, Британская Колумбия в Канаде. В России для меня такими местами стали Урал, Алтай и Байкал, Приморский край. Моя задача — донести свою музыку до как можно большего количества слушателей в разных уголках света. Я своего рода доктор Айболит, только вместо чемоданчика с лекарствами у меня футляр с виолончелью.