T: (343) 37 62 600

E: reklama@uam.ru

V: iPad
Обновленный сайт журнала «Уральские авиалинии» теперь и на iPad!
Смотри с друзьями, читай интересные статьи.
Закрыть
№ 6 (87) Ноябрь/Декабрь 2015
№87

Красота по-японски

Красивой может быть и ваза исключительной работы, и безыскусная лопаточка для риса. В этом вся сложность понимания «прекрасного» в японской трактовке. Хироаки Мияяма, один из ведущих современных графиков, прибыл из Токио на открытие выставки «Мастера японской печатной графики: 1980—2010-е годы» и в перерывах между мастер-классами пояснил, почему эстетика Страны восходящего солнца не поддается объяснениям.
 
Господин Мияяма, кто-то из великих однажды заметил: человек не удовлетворен несоответствием своего внутреннего мира внешнему и поэтому старается изменить окружающую действительность посредством творчества. Поиском чего является для вас творчество?
 
Красоты! В X веке выдающаяся японская поэтесса Мурасаки Сикибу была очарована сменами времен года и прочими природными явлениями. С тех пор прошли столетия, но мало что изменилось: Луна все та же, вишни по-прежнему цветут, закаты и рассветы волнуют сердца людей. К слову, благодаря роману Мурасаки Сикибу «Гэндзи-моногатари» и я принялся искать собственный идеал красоты. И нашел его в природе.
 
«Прекрасное» в интерпретации европейского человека обладает набором определенных качеств. Это некий стандартизированный идеал, к которому все стремятся. Однако с точки зрения жителя Японии красота — нечто иное. Что же это такое?
 
Вопрос крайне сложный, поскольку красоту в японской традиции действительно трудно охарактеризовать. Ее можно только лишь прочувствовать. Она иносказательна, метафорична, неразрывно связана с процессом домысливания и, как я уже заметил, природой. Судите сами: в европейском искусстве в центре всегда стоит человек, он — главный, а пейзаж играет роль фона, дополнительного элемента. В Японии пейзаж исконно самодостаточный и часто основной жанр изобразительного искусства.
 
— Что способно вызвать восхищение у японцев?
 
Нам кажется привлекательной старина: дряхлое дерево, камень с патиной, сотни лет пролежавший в лесу. В этих вещах чувствуется прикосновение вечности, которая, как известно, проявляет суть всего на свете. Хочется верить, что подобную красоту способны видеть все люди, не только японцы. Оружие, кстати, тоже в некотором смысле представляет собой венец совершенства.
 
Беседовала Юлиана Новоселова
 

Электронная версия журнала:

www.issuu.com/uam.ru